Главная Малая Родина Люди Закамны. Кто есть кто Глеб Молчанов – автор гимна, наставник профессионалов и самый лучший папа...
25.05.2020
Просмотров: 130, комментариев: 0

Глеб Молчанов – автор гимна, наставник профессионалов и самый лучший папа...



Папа – особенный человек в моей жизни. «Папина дочка» – гордо несу это звание в нашей большой семье. Правда, есть ещё одна папина дочка – моя сестра Юлия, есть папин сын – мой брат Владимир.

Но мне всегда казалось, что именно я понимаю своего отца, как никто другой. Как никто другой понимаю и сегодня своих сыновей, когда, например, мы ссоримся или спорим с моим супругом (это бывает в каждой семье), дети больше всего на свете желают, чтобы родители не ругались и жили в мире и согласии. Эти ощущения помню и я, когда сама была маленьким ребёнком, ты чувствуешь, что у тебя большая миссия – контролировать крепость уз своих самых дорогих людей. Чтобы папа и мама всегда были вместе – на каждый Новый год я загадывала такое желание. И оно сбывалось. Я и сегодня его загадываю и прошу Бога, чтобы он даровал здоровье для моих любимых людей. Самое ценное в жизни – это семья. Этому нас учил отец с раннего детства. И если тогда мы это чувствовали и принимали, то во взрослой жизни – всё больше осознаём с болью в сердце, что время быстротечно, а тебе ещё так много нужно сказать слов благодарности и любви своим родителям. Говорите почаще со своими родными. А лучше прямо сейчас позвоните им и скажите, что скучаете и любите. Меня разделяет с родителями всего лишь одна тысяча километров, мы видимся в лучшем случае раз в год, звонить стараюсь каждую неделю. В один из недавних воскресных дней мой звонок стал не совсем обычным.

– Привет, папа. Хочу взять у тебя интервью! У меня к тебе есть несколько вопросов.

Папа всегда занят. Если не на работе, то за каким-нибудь проектом, например, сейчас на стадии завершения один из главных: папа строит дом. Если наш Глеб Васильевич что-либо задумал, то вряд ли он остановится или свернёт с пути. Так было всегда. Однако, для своих родных – детей и внуков – он всегда отложит все дела, выслушает и даст совет. Вот и сейчас.

– Доча, рад тебя слышать, я на участке, сегодняшние труды будут видны осенью, поэтому нужно успевать, работаю, вот, вскапываю землю.

– Ну, тогда в другой раз, пап?

– Нет, я уже внимательно тебя слушаю. Твой брат Владимир мне сегодня помогает. Вот он пусть пока работает. А я отвечу на твои вопросы.

Наше интервью затянулось почти на три часа. Мы – Молчановы – умеем и любим говорить долго.

Самая сильная любовь — материнская

Для нашего папы Глеба Молчанова с рождения всегда была определяющей – самым главным жизненным двигателем – любовь его мамы Прасковьи Ивановны. Все начинания были обязательно успешны, если сопровождались благословением мамочки, вспоминает отец.

– Я отчётливо помню себя в детстве. Помню, что меня любили, окружали заботой, хотя жить в большой семье, особенно в послевоенное время, было нелегко. Я был самым младшим, десятым ребёнком. У каждого из нас было своё дело, передо мной уже с пяти лет поставили задачу – поймать и принести рыбу с реки. Старшие братья брали меня с собой на берег. Я мог сидеть часами до позднего вечера на рыбалке, чтобы что-то поймать, без улова домой не возвращался. Добиваться своей цели уже с детства приучался папа Глеб...

Итак, отец родился 65 лет назад 13 мая в селе Сахули Курумканского района. Его мама – наша бабушка Прасковья Ивановна, мать-героиня, учитель в сельской школе, заслуженный работник образования СССР. Так сложилось, что она одна воспитывала детей – семерых братьев и трёх сестёр. В сложное время, делится папа, трудности преодолевали только сообща, всей семьёй. Был огород, который кормил.

– Без картошки и сегодня никуда, это второй хлеб. В нашей семье много денег не было никогда, поэтому мы с детства учились выращивать картофель, овощи. Мамочка наша любимая Прасковья Ивановна нам рассказывала и показывала, как работать на земле, у каждого члена большой семьи на поле была работа. В пять-шесть лет я уже участвовал в подготовительных работах перед посадкой картофеля – вырывал сорняки на поле, а с 7 лет мне уже доверяли высаживать клубни.

Прасковья Молчанова была ровесницей Октябрьской революции, пережила Великую Отечественную – была тружеником тыла, создала и сохранила большую семью, подняла всех сама. Воспитание было строгим, вспоминает мой отец, но справедливым, Прасковья Молчанова воспитывала в детях честность, участие к чужой беде, волевые качества, при этом всегда в семье было доверие, старшие заступались за младших. Моя бабушка работала по педагогической системе Антона Макаренко, и, следуя ей, «в большой семье ребёнок привыкает с малых лет к коллективу, приобретает опыт взаимной связи, производительный труд детей – часть обучения и воспитания». Так и происходило в семье отца.

– Я никогда не отверну лицо перед крутым ветром, умею идти навстречу трудностям, преодолевать их – так нас учила мама, когда была жива. Самая сильная любовь – материнская, она и сегодня меня ведёт и направляет, она была и остаётся по сей день моим ангелом-хранителем, – говорит отец.

Все дети нашей бабушки Прасковьи Молчановой получили высшее образование, работали в сельском хозяйстве, преуспевали в металлургии, на производстве. Многих уже нет в живых. Две сестры папы, Нелли и Ольга, как и их мама, достигли успехов в сфере образования, стали заслуженными педагогами. Сегодня им за 70, они живут в Курумканском районе, в здравии и брат Аркадий, он всю жизнь проработал в машиностроении в г. Улан-Удэ.

Умение быть человечным помогает правильно жить

С будущей профессией Глеб Молчанов определился уже в девятом классе. Отец хотел создавать и конструировать сельскохозяйственную технику. Мечта стала ещё более ощутимой, когда в свои 16 Глеб сел за руль трактора. Продолжая обучаться в общеобразовательной школе, папа параллельно получил образование тракториста-машиниста широкого профиля с агротехническим уклоном в Могойтинском СПТУ-14. Подрабатывал трактористом в совхозе «Сахулинский» уже с 9 класса.

– Всех старшеклассников села готовили к труду в совхозе, так проводилась профориентационная работа в те годы. И я тоже начал обучение. Конечно, хотел получить профессию. Понимал, что она не лишняя. Но мечтал о самолётостроении. Мысль стать в будущем конструктором сельхозтехники появилась уже после того, как я впервые самостоятельно выехал на тракторе в поле. Трактор, – заворожено продолжает отец, – это очень умное создание конструкторов. Именно конструкторы облегчили труд работников поля, усовершенствовали сельское хозяйство, я хотел быть в рядах таких людей. Помню, нас на практику в поля отправили с группой, таких, как я девятиклассников, было человек пятьдесят. И первая борозда досталась мне. А это у трактористов, словно праздник, как у моряков первый спуск корабля на воду. Так и праздник первой борозды был одним из значимых мероприятий любого села каждой весной в марте. Как говорил мой преподаватель, у меня был очень точный глаз, я умел проводить образно прямую линию на большой протяжённости, поэтому первую борозду доверил он мне. Так я разбороздил поле в 129 гектаров. Снова чувствую гордость, как почти полвека назад, словно и не было этих лет, что свою первую борозду выполнил с честью! Мною гордилась моя большая семья, моя мама…

Окончив профессиональное училище, отец получил нужную профессию на селе – он стал механизатором широкого профиля с агротехническим уклоном. Глеб Молчанов освоил не только колёсные и гусеничные тракторы, но и комбайны и прочую тяжёлую сельскохозяйственную технику. Продолжал работать в совхозе, готовился к поступлению в сельскохозяйственный институт в Иркутске.

Была и другая мечта у 16-летнего Глеба Молчанова. Обучаясь вождению на гусеничном тракторе, он планировал до получения высшего образования сначала отслужить в армии в танковых войсках, как его старший брат Владимир. Нарушило все планы юного Глеба плохое зрение. Перенесённая в раннем детстве корь дала осложнение – необратимый астигматизм на двух глазах. Проблемы со зрением влияли и на успеваемость в школе. В армии прочили белый военный билет, про профессии, где необходимы черчение и точные науки, рекомендовали забыть.

– Я чуть было не сдался. Из-за плохого зрения не поступил на факультет самолётостроения, не взяли. И после неудачной попытки поступления в сельскохозяйственный институт на конструктора, вернулся в родное село. Решил, что поеду поступать уже через год. Повлияла на всё происходящее мой учитель по истории Ольга Игнатьевна Иванова, я встретил её на улице, в тот момент я уже вернулся в совхоз, занимался перевозкой кормов, культивацией и выращиванием гречи, пшеницы и других культур. Учительница при встрече сожалела, что мне не удалось поступить, и сказала, что не нужно сидеть на месте. А дальше прозвучали очень важные для меня слова. Ольга Игнатьевна сказала, что я один из лучших выпускников школы, хотя я не отличник, даже не хорошист, у меня были в аттестате тройки. Умение быть человечным помогает правильно жить, так она отозвалась обо мне. Её слова стали для меня невероятным стимулом, заставили поверить в себя. Я практически сразу же поступил на рабочий факультет Иркутского политехнического института, продолжал работать в совхозе и готовился к поступлению.

Закончив рабфак, папа успешно был зачислен на металлургический факультет по специальности «Электрификация горных работ и автоматизация обогатительных процессов». Это была единственная специальность, где плохое зрение Глеба Молчанова не мешало. И армию прошёл, доказал всем и, в первую очередь, себе, что сможет.

– И в армии я отслужил 4 года – на военной кафедре, участвовал в военных сборах. Завершил службу в звании капитана, командиром взвода управления артиллерийских войск. Я смог оправдать доверие Родины и горжусь, что стал воином Советской армии.

Не только служба в армии помогала преодолевать самого себя, большое значение в становлении моего отца сыграл спорт. Он занимался боксом, в который сначала его не брали из-за плохого зрения. А поводом заняться спортом были изначально не спортивные достижения, папа признаётся, что в тот момент совсем не умел драться, когда нужно было постоять за себя.

– Моя прямолинейность и хроническая честность мало кому нравились, за правду я часто получал тумаков. Не в мою пользу был и мой низкий рост –140 см. Я поставил себе цель, что нужно стать настоящим мужиком, нужно научиться драться и постоять за себя. В бокс не взяли. Я поставил цель – меня возьмут в бокс! Поэтому не расстроился, по такому сценарию уже проходил не раз. Начал с занятий общефизической подготовкой, но выбрал самые сложные снаряды – гири, гантели, экспандер и турник, занимался бегом, футболом, волейболом, выполнял растяжку. За 2 года ежедневных занятий я вырос со 140 см до 167 см. Научился противостоять и доказал прежде всего себе, что я не трус. Вот так я рос не только физически, но и морально, появилась уверенность в себе. И меня взяли в бокс! Я получил 3-й разряд, начал подготовку в КМС. В кандидатах так и остался. Но на то были свои причины.

Большая ответственность

На третьем курсе Иркутского политехнического института значительно возмужавшему и окрепшему студенту Глебу Молчанову пришлось сменить турниры на боксёрском ринге на борьбу за любовь – за Любовь Бронникову – студентку химического факультета этого же института. И уже в марте 1978 года у молодых людей родилась дочь Юлия, а в июне была официально зарегистрирована семья Молчановых.

– Стало не до бокса, в спортивном арсенале остались только утренняя зарядка и бег. Новый статус мужа и отца вмиг определил большую ответственность не только за себя, но и за свою семью. Приходилось одновременно учиться и работать, освоил профессию сантехника. Работа грязная и сложная. Я её называю отдельным «университетом» и, похоже, я окончил его с красным дипломом. Помню, как за отличную работу по запуску отопления микрорайона домов по улице Курчатова в зимнее время был награжден грамотой «Лучший сантехник Студгородка г. Иркутск». За мною были закреплены 11 колодцев. В самый глубокий, восьмиметровый, спускаться и вовсе было опасно из-за высокой концентрации метана внизу.

Приходилось работать очень много, брал ещё и подработку в институте у заочников, – вспоминает отец, – решал задачи, готовил чертежи. Добытчиком в семье на тот момент пока был только он. Вся стипендия четверокурсника в 40 рублей уходила на оплату съёмной квартиры, а нужны были деньги на жизнь и лекарства – двухмесячная дочь подхватила воспаление лёгких. Столько лет прошло, но именно эта жизненная ситуация ещё больше закалила волю и характер, научила моего папу многому – не паниковать, быстро принимать взвешенные решения, в сознании 23-летнего молодого человека моментально утвердилось понимание ещё одного важного своего статуса – главы семьи.

– Я начал понимать секрет успешных людей: чем больше ты занят в течение дня, чем больше у тебя задач, тем больше ты успеваешь, тем качественнее и весомее результат. В суматохе семьянина мне удавалось даже посмотреть минут 20-30 телевизор, который нам уже тогда удалось самостоятельно приобрести вместе с холодильником на зарплату сантехника.

«Моё главное богатство – дети и внуки»

Надо помогать рабочему человеку

40 лет назад Глеб Молчанов успешно окончил институт и получил диплом по специальности «горный инженер-энергетик по автоматизации процессов обогащения». По комсомольской путёвке был направлен на работу на Джидинский вольфрамо-молибденовый комбинат в город Закаменск – крупнейший в Бурятии центр горнорудной промышленности. Из многих предложенных направлений отец выбрал Закаменск.

– На старших курсах в институте я был старостой группы, и за активную работу у меня была привилегия перед другими сокурсниками – мне предложили выбрать из 13 направлений по всей России, в каждом серьёзные и перспективные производства, молодым специалистам предоставлялось жильё. Среди них были Норильск, Нерюнгри, Железногорск-Илимский, на Дальнем Востоке Дальнегорск, Челябинск, Краснокаменск и другие. В направлении следования до фабрики в Закаменске было написано: «Требуется специалист для реанимации вновь строящегося предприятия – обогатительной фабрики, на которой ранее не использовались процессы автоматизации». Поэтому решил, что получу колоссальный опыт по профессии лишь там, где нужно будет преодолевать сложности.

Автоматизировать и электрифицировать в относительно молодом городе Бурятии предстояло новую фабрику по обогащению вольфрама и молибдена. Папа с мамой и моей старшей сестрой Юлией приехали в Закаменск в 1980-м. Это был год, который следовал за юбилейным: в 1979 году городу исполнилось 50 лет, Закаменск расцветал и обновлялся.

– Холтон был отдельной деревней, позже стал частным сектором города. Раньше, как рассказывали старожилы, русло реки Модонкуль пролегало через центральную улицу – улицу Ленина. Город хороший, солнышко светит, кристально чистейший воздух – это мои впечатления от первой встречи с Закаменском.

Жизнь закрутилась, завертелась, папа поступил на обогатительную фабрику электрослесарем по ремонту оборудования, мама устроилась лаборантом в химическую лабораторию при фабрике. По словам отца, полученные в институте знания и умения на производстве переросли в крепкие навыки, и уже через небольшое время он был переведён мастером контрольно-измерительных приборов и автоматизации.

– Меня разглядел и приметил тогда директор вольфрамо-молибденового комбината Михаил Иннокентьевич Семёнов. (Он трижды избирался депутатом Народного Хурала и дважды коллеги доверяли ему пост председателя республиканского парламента, 19 октября 2019 года умер. – Н.П.). Хороший человек, всегда поддерживал, с его лёгкой руки и зоркого глаза я за короткое время вырос до мастера и полностью оправдал его ожидания.

Сравнительно за короткий срок удалось завоевать и доверие коллектива, расположить его к себе. На работу отец приходил с учебником по автоматизации процессов обогащения. Первые попытки предложить что-то из новой, современной на тот момент школы, были неуспешными, но настойчивость и характер Глеба Васильевича победили все сомнения. Сначала его называли Глеба, а через небольшое время уже обращались к нему Глеб Васильевич.

– Пошёл на производство. Приблизился к людям, начал разговаривать с каждым, что запрещалось делать сотрудникам ИТР раньше, так и сегодня. То есть, ты как бы становишься автоматически рабочим, если приблизился к трудовому человеку. Но я не побоялся. Начал постепенно разбираться в производстве. Выступил с предложением автоматизации процесса загрузки бункеров, до этого момента их заполняли вручную.

И это было первым принятым им решением – произвёл автоматизацию. Руководство направило Глеба Молчанова в 1983 году на повышение квалификации в университет им. Плеханова, где он прошел обучение по специальности «автоматизация и электрификация всех технологических, технических и сельскохозяйственных процессов».

– Набирали группу 24 человека, заявки подали 900 человек. В ходе отбора на обучение было проведено 6 туров, и в данной группе оказался я. Учили доктора наук из разных стран: Америки, Англии, Германии, Японии, Китая и других. Учёба оказала большое влияние на меня. Отработав в МЕХАНОБРе – Кулибинской мастерской, я получил диплом и вернулся на производство в Закаменск.

После обучения папу повысили в должности до главного энергетика обогатительной фабрики. В 1989-1990 гг. отец был избран и являлся председателем профкома. А после наступили «лихие девяностые» и все перспективы, связанные с карьерным ростом и развитием на родном предприятии, рухнули, как и само предприятие. Оно остановилось, в 1998 году добыча вольфрама на Джидинском месторождении прекращена в связи с экономическим кризисом.

– Если бы не сложные времена, уверен, что с честью достиг бы цель, которую перед собой поставил пос-ле университета – я запланировал сделать в этой жизни что-то большое и глобальное. Когда в семье рос, я видел, что моих братьев и сестёр обижают на производствах, обижают везде. Тогда я сам себе сказал, что выучусь, стану большим человеком, никогда не буду обижать тех, кто находится в моём подчинении, я буду им помогать. И я всегда помогал и помогаю до сих пор.

Более сорока лет вместе с любимой супругой

Золотодобытчик с особым допуском

А тогда и отец, и мама одновременно остались без работы. На тот момент у нас уже была большая семья с тремя детьми, которых папе нужно было прокормить и вырастить. Он устроился вахтовым методом в Самарту электрослесарем – слесарем по ремонту оборудования в ОАО «Бурятзолото», куда на тот момент уехали уже многие ребята с фабрики, по три месяца папа находился вдали от семьи.

– Через год я уже автоматизировал лабораторию, благодаря этому добыча золота увеличилось от 280 граммов до 2,5 килограммов в сутки. Конечно, на результат одновременно повлияла поставка новых аппаратов, увеличилось количество работников на предприятии. Но автоматизация процесса сыграла немаловажную роль, отмечало руководство. Для дальнейшего совершенствования процессов производства меня даже допустили в лабораторию предприятия, выписали пропуск, туда даже охранников с автоматами не пускали. Когда я уходил, то меня отпускать не хотели.

Через два года пришлось завершить работу в золотодобывающей компании по состоянию здоровья, не подошёл чересчур высокогорный климат – появились резкие перепады давления, окутывала сильная тоска.

– С самого начала всё время вместе с семьёй, а тут три месяца порознь. Глодала меня неимоверная тоска по детям, по жене. Эта причина возвращения в Закаменск, скорее всего, и была определяющей.

Отъявленные хулиганы становились людьми

Глеб Молчанов вернулся в Закаменск. Больше 10 лет посвятил себя местному предприятию «Литейщик», устроился электромехаником по обслуживанию индукционных печей по плавлению металла и уже через год был переведен на должность главного энергетика и главного механика. В 2005 году был приглашён и работал начальником отдела по транспорту электроэнергии в Закаменском РЭС МРСК г. Гусиноозёрск «Энергобаланс – Сибирь» в г. Улан-Удэ.

– В то время начальник Закаменских электросетей Валерий Иванович Костенко, увидев, как я веду электрохозяйство в Закаменске, назвал его лучшим в Закаменском районе. Меня пригласили на работу.

Через год Глеб Молчанов вернулся в «Литейщик», а ещё через год – в 2007 году, не получив обещанного оклада, вместе с супругой переехал в п. Саган-Нур Мухоршибирского района для работы в ОАО «СУЭК». На предприятии отец стал главным энергетиком по строительству Тугнуйской обогатительной фабрики по переработке угля-антрацита. Глеб Васильевич сам занимался подбором и обучением кадров, выучил пять групп электрослесарей – слесарей (дежурных) по ремонту электрооборудования и стропальщиков.

Сейчас папа уже на заслуженной пенсии и продолжает работать на том же предприятии специалистом по ремонту электрооборудования, электроинструмента и сложного автоматического и технического оборудования.

Неоднократно Глеб Молчанов был награждён ведомственными грамотами, грамотой Правительства Республики Бурятия, грамотой Министерства энергетики Российской Федерации. В 2019 году в рамках мероприятий, посвящённых 30-летнему юбилею Тугнуйского разреза, был награждён нагрудным знаком «Почётный знак Росуглепрофа» российского независимого профсоюза работников угольной промышленности, кубком «Семейная династия Молчановых» (супруга Любовь и сын Владимир также трудятся на производстве угля. – Н.П.) и «Лучший наставник – 2019».

– Быть лучшим – это ответственно. То, что ты объясняешь своим ученикам, своим подопечным, которые в тебя верят, должно строиться на честности и искренности. Нужно преподнести так материал, чтобы они поняли тебя, поверили тебе. И когда наступит вера, только тогда стоит приступать к самостоятельной работе. Об этом я говорю моим подопечным. Более трёхсот учеников прошли мою школу здесь – в Саган-Нуре на Тугнуйском разрезе, более 1500 – в Закаменске. Многие из моих учеников давно меня переросли. Работают по профилю электричества, энергетики и автоматизации начальниками разных концернов по всей России. У меня учились все, даже отъявленные хулиганы и становились людьми. Я всегда всем говорю, что нужно учиться!

Главное, чтобы твою песню пели

Помимо работы в 1980 году Глеб Молчанов организовал группу из семи человек и занялся художественной самодеятельностью. Занимались организацией торжественной части собраний, мероприятий. Позже эта группа единомышленников увеличилась до 40 человек, давали концерты к различным праздникам и юбилейным датам по всему району. Участвовали в районных и республиканских конкурсах, творческих отчётах (фольклорные конкурсы, фестивали, конкурс «Играй, гармонь»). Всегда занимали только призовые места.

В 1982 году написал «Песню о Закаменске», которая стала гимном этого города, и до сих пор исполняется коллективами на районных и городских мероприятиях. Кроме этого им были написаны песни «Новый день», «Наши деды» и другие, которые постоянно находились в репертуаре ансамбля.

– Я и сейчас ничего не растерял, стремление к творчеству за все эти годы не уменьшилось! – говорит мой отец.

С музыкой и песней у Глеба Молчанова особенные отношения, этот талант проявлялся с детства. Может быть, именно поэтому в нашей семье всегда живёт музыка и любовь к ней. Мы её поём, играем, слушаем, танцуем - она не прекращается. Причём в нашей семье музыкально одарены все, каждый из детей получил образование в музыкальной школе, мама любит петь и танцевать, а папа невероятно музыкальный человек – без какого-либо специального образования с уникальным слухом. Отец всегда рассказывает нам про первую встречу с инструментом.

– Моя тяга к творчеству, музыке вскормлена с молоком матери. Сначала о музыке я узнавал из колыбельных, которые на грядущий сон пела мне моя матушка, она очень хорошо пела. Это были русские народные песни. Часто мама рассказывала мне стихи. А когда мне ещё и шести не было, на день рожденья брату Аркадию пообещали купить гармонь. А на мой – велосипед. И вот настали именины брата, когда я увидел инструмент, то забыл про велосипед. В этот момент дома никого не было. Я взял гармонь, которая меня наполовину закрывала, и взял правильно! И сразу подобрал на слух песенку «Во поле берёза стояла». Мне очень понравилось, я сыграл ещё. И не заметил, как кто-то зашёл домой. А это была моя мама. И ей очень понравилось. С гармошкой я больше не расставался. Она и сегодня со мной….. Если бы не было гармошки…. Нет. Не быть гармони не могло! Она такая же часть меня, как у меня есть ноги, у меня есть руки… Гармошка – это радость!

Уже с начальной школы папа участвовал в различных музыкальных конкурсах, в сельских и районных мероприятиях. Был организатором художественной самодеятельности в школе, позже в вузе и на протяжении всей последующей профессиональной деятельности. В дальнейшем музыка сопутствовала ему всю студенческую жизнь, комсомольскую, профсоюзную деятельность, и периоды работы на различных предприятиях.

Позже Глеб Молчанов освоил ещё игру на гитаре, балалайке, баяне, аккордеоне – любой инструмент звучит у него в руках. Очень хотел он тогда изучить нотную грамоту, покупал самоучители, чуть было не решился поступить в культпросветучилище, даже простучал слуховой тест – идеально.

– Преподаватель вышел из класса на минуту, а я за это время передумал поступать в это училище. Если бы задержался хоть на секунду, возможно, говорили бы сейчас о другой моей жизни. Но то, что не получилось у меня, хорошо освоили вы, мои дети, каждый из вас обучился нотной грамоте и инструменту.

Учась на рабфаке, Глеб стал участвовать в ансамбле факультета, тренировался игре на ударных и шумовых инструментах. А чуть позже Глеба пригласили в оркестр баянистов.

– Это был большой оркестр, в нём были балалайки, литавры, аккордеоны. Основа оркестра – 362 баяна. Мы выступали на сцене драмтеатра им. Охлопкова, на разных творческих площадках Иркутска.

После творчество и самодеятельность продолжились во время работы на фабрике Закаменска, инициатором создания этой самодеятельности стал Глеб Молчанов. В 1980 году папа организовал группу из семи человек, занимались организацией торжественной части собраний, мероприятий.

– Новую фабрику построили в 1976 году, на втором этаже был красный уголок. Но он пустовал, в нём хранились книги, макулатура, журналы, старые бухгалтерские документы. Был стол для президиума, который возглавлял начальник нашей фабрики Александр Сергеевич Сергеев. На одном из собраний меня осенила мысль, что мероприятия могут быть радостными и торжественными. Я принёс гармошку из дома, заиграл в красном уголке и думаю, как собрать людей. А они уже сами услышали и пришли.

Позже группа единомышленников увеличилась до 40 человек, давали концерты к различным праздникам и юбилейным датам по всему району. Участвовали в районных и республиканских конкурсах, творческих отчётах (фольклорные конкурсы, фестивали, конкурс «Играй, гармонь»). Всегда занимали только призовые места.

Стихи отец начал писать в студенчестве. Их сегодня десятки. Все они в рукописном виде, а ведь хватит, наверное, на целый сборник. Одно из стихотворений запечатлено в истории Закаменска: Глеб Молчанов – автор гимна города.

– В 1982 году мы выступали на празднике 1 Мая, и как-то запомнилось, что у нас не было песни о городе, которая бы объединяла закаменцев, которая воспевала бы красоты природы и отображала жизнь самого города. Примерно в это же время по телевизору я услышал песню про чей-то город. И я подумал, чем мы, жители Закаменска, хуже? «Закаменск, Закаменск,...» накидал я на тетрадный листок. А вчера говорили, что он «Город-городок» назывался, нужно это подчеркнуть и появилась первая строфа «Среди берёз и сопок раскинулся наш город. Его когда-то звали лишь город Городок». Закаменск – он же среди камней, помню, так я размышлял, и появилась строка «Закаменск, Закаменск, ты вырос на камнях….». И так куплет за куплетом. Я сыграл песню сразу на гармошке. И стала она передаваться из уст в уста.

Сегодня гимн Закаменска исполняется коллективами на районных и городских мероприятиях.

– Папа, замечаю, что когда исполняется песня, написанная тобой, мало, кто об этом упоминает, – спрашиваю отца...

– Дочка, это не так важно, как то, что песню поют, её знают. Сначала пели пожилые люди, после запел весь город, а потом запели поколения. Это великолепно, и именно это и есть лучшая награда автору!

От автора. Вместо послесловия

В беседе я спросила папу, если бы была возможность прожить жизнь по новой, что бы он изменил. Он твёрдо ответил, что ничего.

– Не дай Бог переделать то, что мне дано было пройти, испытать и научиться чему-то. И если бы мне сказали, что я могу вновь начать свою жизнь, я бы её прожил в точности так же. На моём жизненном пути встретилось очень много хороших людей, я дорожу ими и благодарен им. У меня сегодня большая семья, моё главное богатство – это трое детей и семь внуков. Что может быть лучше?

Сын Владимир живёт в посёлке Саган-Нур и трудится вместе с родителями на производстве «СУЭК», он пошёл по стопам отца, отучился в политехническом университете Иркутска, трудится электрослесарем, у брата подрастают два сына Михаил и Иван. Дочь Юлия живёт в Закаменске, вместе с мужем Александром воспитывают троих детей – Алёну, Илью и Дмитрия. Дочь уже студентка Иркутского госуниверситета. А Юлия работает в Совете депутатов МО «Закаменский район». В моей семье тоже растут два сына – Егор и Семён, живём в Усолье-Сибирском. Моя профессия – журналист, являюсь главным редактором телекомпании «Усолье» и Усольского радио.

Каждый из нас счастлив по-своему, и мы, дети и внуки Глеба Молчанова, гордимся своим отцом и дедом и поздравляем его с юбилеем!

– Папа, мы тебя очень любим и желаем тебе здоровья, а ещё желаем реализовать много интересных проектов! Мы всегда рядом с тобой, и мы счастливы! Папочка, спасибо, что ты есть!

Наталья ПЕТРОВА
В подготовке статьи помогали
Юлия КАРЮКИНА и Владимир МОЛЧАНОВ
Фото из архива семьи МОЛЧАНОВЫХ

 



Комментарии