Главная Малая Родина Краеведение Родовое древо рода Таарасхая, потомки которого живут в с. Санага Закаменского района
27.07.2012
Просмотров: 2894, комментариев: 0

Родовое древо рода Таарасхая, потомки которого живут в с. Санага Закаменского района



(Продолжение. Начало в № 24)

Подрод зоомоона

У Зоомоона, второго сына Таарасхая, было двое сыновей: Баанаг и Гашан. У Баанага был сын Табхай, а у Табхаая было два сына: Сэрэн-Доржо (он являлся казацким атаманом) и Данзан. Кроме них, по родословной схеме рода Зоомоона, составленной В.Ч. Балуевым, у Табхаая была дочь, которая родила сына Агвана. Сэрэн-Доржо, первый сын Табхаая, имел сына Дэмбэрэн, а у Дэмбэрэна была лишь дочь Санжай-Ханда, у которой родился сын Унтанов Дамдин. У Унтанова Дамдина был сын Дабаа.

У Данзана, второго сына Табхаая, родился сын Шагдаржаб, а дочь Санжай-Ханда Балуева, была удочерена у родственников. Её исконная фамилия – Зомонова. Может быть, в детстве она была записана на Зоомоона как его дочь.

Санжай-Ханда Балуева (Зомонова) имеет десять детей. У Шагдаржапа, единственного сына Данзана, трое детей: Даша-Нима, Добжон (его имя в родословной схеме В.Ч. Балуева написано неразборчиво) и Бэлигто.

У Гашана, второго сына Зоомоона, был сын Шойдон. Шойдон имел сына Дамдин-Сэрэна, который не вернулся с первой мировой войны. Кроме него у Шойдона было шесть дочерей: Дулма, Долсон, Долгор, Дэмбэрэл, Бата-Дэмбэрэл и Ханда. В родословной схеме рода Гашана, составленной К.Г. Будажаповой, упоминается лишь одна дочь Дулма, тогда как в родословной схеме рода Гашана, составленной В.Ч. Балуевым, говорится ещё о пяти дочерях Шойдона, сына Гашана: Долсон, Долгор, Дэмбэрэл, Бата-Дэмбэрэл и Ханда.

По родословной схеме К.Г. Будажаповой, у Дулмы, дочери Шойдона, было трое сыновей: Ламажаб, который не вернулся с Великой Отечественной войны, Жигмит, Дугар-Цырен и дочь Ханда. Ламажаб был шаманом. Жигмит, второй сын Дулмы, имел двух сыновей: Дамдина и Колю. А у Ханды, дочери Жигмита, была дочь Мангаан. Дугар-Цырен, сын Дулмы, не имел детей. По этой же родо-словной схеме К.Г. Будажаповой, у Дамдина и у Коли, второго сына Жигмита, было по пять детей, а у Мангаан, дочери Ханды, было также пять усыновлённых детей, имена которых здесь не упоминаются.

Между родословной схемой рода Гашана, составленной К.Г. Бу-дажаповой, и родословной схемой этого же рода, составленной В.Ч. Балуевым, существует небольшое разночтение. У В.Ч. Балуева отмечается, что Дулма, дочь Шойдона, имела четверых сыновей: Ламажапа, не вернувшегося с Великой Отечественной войны, Жигмита, Ямпила и Петра. Последние два сына (Ямпил и Пётр) отсутствуют в родословной схеме К.Г. Будажаповой. Вместо них в ней указываются дочь Мангаан Ханда и сын Дулмы Дугар-Сэрэн.

К.Г. Будажапова показывает в своей родословной схеме рода Гашана, что у Коли, сына Жигмита, есть пять сыновей без конкретных имён, а в родословной схеме В.Ч. Балуева говорится, что у Дамдина, первого сына Жигмита, имеется двое сыновей (Женя и Володя) и дочь Люба. А у Коли, второго сына Жигмита, есть три сына (Сергей, Рома и Дугар) и две дочери (Соёлма и Гэрэлма).

Подрод дэрээна

У Дэрээна, третьего сына Таа-расхая, было три сына: Дамба, Гундэ и Ханхаал. У Дамбы было трое сыновей: Лубсан (Гэнэн), Малаасгай и Бартаахай. Первый сын Дамбы Лубсан не имел детей. У Малаасгая было двое сыновей: Буда и Дамбии гэбши. У Буды было два сына: Лубсан и Сэрэн. У Лубсана не было детей, а Сэрэн был сослан в ссылку, и оттуда он не вернулся. У Бартаахая, третьего сына Дамбы, было трое сыновей: Шултэм, Санжай и Санжайжап. Санжай жил в Ехэ-Цакире. О детях Шултэма и Санжайжапа не упоминается в этой родословной схеме, составленной В.Ч. Балуевым. Может быть, у них и не было детей. Какие-либо сведения о детях, внуках и правнуках Дамбы в родо-словной схеме, составленной К.Г. Будажаповой, отсутствуют.

Подрод гундэна

У Гундэна, второго сына Дэрээна, было двое сыновей: Базар и Гунзэн. Базар имел двух сыновей: Данзана и Гомбо. У Данзана сын Хара-Лайдап, дочь Долгор, и старшая его дочь (в родословной схеме рода Дэрээна отсутствует её имя) жила в Далахае. У Хара-Лайдапа, единственного сына Данзана, были дочь Лайжа-Ханда и сын Догдой (Володя). Лайжа-Ханда вышла замуж за Уржанова Мунко, у которых родились десять детей. Кроме них были и ещё двое внебрачных детей у Лайжа-Ханды: Сергей и Шарлуу.

У дочери Данзана Долгор был сын Тошхоон, у которого родился сын Гапилов Санжайжап. Старшая дочь, проживавшая в Далахае Закаменского района, имела дочь Сэрэн-Дулму, которая стала женой Жамьянова Санжайжапа (Арнайн). Они имели двенадцать детей. У Гунзэна была дочь Мулхуу, которая жила также в Далахае. О её детях, оставшихся в селе Далахай, ничего не говорится в родословной схеме, составленной К.Г. Будажаповой. Будажап, единственный сын Гомбо, был сослан в ссылку и не вернулся оттуда.

Подрод ханхаала

У Ханхаала, третьего сына Дэрээна, было три сына: Мархаа, Ядуунай и Шагжа. У К.Г. Будажаповой в её родословной схеме сыновья Ханхаала идут в следующей последовательности: первым сыном Ханхаала был Мархаа, а вторым – Шагжа. А Ядуунай, второй сын Ханхаала, в её родословной схеме отсутствует. В родословной схеме, составленной В.Ч. Балуевым, сыновья Ханхаала идут в следующем порядке: первым – Мархаа, вторым – Ядуунай, а третьим – Шагжа.

У Мухара, сына Мархаа, по родословной схеме К.Г. Будажаповой, было два сына – Замууха и Нима и две дочери – Ханда и Долгор. У Замууха родились сын Витя и дочь Сэрэн-Ханда. Сэрэн-Ханда имеет дочь Таисию, которая имеет трёх детей. Ханда родила сына Родиона, который имеет восьмерых детей. У Долгор были две дочери: Балсан и Шарлай. Как пишет К.Г. Будажапова, Балсан имела пятерых детей. В.Ч. Балуев отмечает, что Балсан имеет двух дочерей: Валю и Долгорму. Отсюда можно сделать вывод о том, что трое из пятерых детей Балсан либо умерли, либо усыновлены, либо удочерены теми, у кого не было детей. Шарлай была, видимо, бездетна.

В родословной схеме рода Ханхаал В.Ч. Балуева у Мухара были сын Замууха и две дочери Долгор и Ханда. А второй сын Мухара Нима, о котором указывала К.Г. Будажапова, в родословной схеме этого же рода, составленной В.Ч. Балуевым, отсутствует. Также здесь не указываются В.Ч. Балуевым дети Виктора, Сэрэн-Ханды, Родиона и Балсан.

У Ханхаала, третьего сына Дэрээна, в родословном списке К.Г. Будажаповой, был второй сын по имени Шагжа. Последний имел сына Шудхалааша Лубсана и дочь Бужагы. У Шудхалааша Лубсана была дочь Мундэли, которая имела дочь Бадма-Ханду. У Бадма-Ханды было пять детей. Их имена нам неизвестны. У Бужагы, дочери Шагжы, были две дочери: Шара-Ханда и Дулма. У Шара-Ханды, старшей дочери Бужагы, четыре дочери: Жаргал, жена Бадмаева Бимбы (она было удочерена Шара-Хандой, у кого – нам неизвестно), Мангад (жена Шойжоба), Санжай-Ханда (жена Маржаалая) и Шарлуу (жена Шойжолжапа). Дулма, вторая дочь Бужагы, имеет сына Бориса, который живёт в г. Закаменск.

Ядуунай, третий сын Ханхаала, по родословному списку К.Г. Будажаповой, имел двух сыновей: Жугнэ и Оосхо, последний жил в Монголии и имел много детей. Жугнэ имел, по этому родословному списку, дочь Ханду, являвшуюся женой Дампила. У неё есть сын Радна. В родословном списке рода Ядуунай, составленном В.Ч. Балуевым, Жугнэ, сын Ядуунай, имел двух сыновей, Тогмит и Оосхо, и дочь Ханду. По родословной схеме В.Ч. Балуева, Оосхо, якобы, является сыном Жугнэ, а не Ядуунай. В какой из двух родословных схем о потомках рода Ядуунай, приведённых нами выше, толкуется о них правильно, следует нам выяснить. По родословной схеме В.Ч. Балуева, Тогмит, сын Жугнэ, имел дочь Бадма-Ханду, которая отсутствует в родословной схеме К.Г. Будажаповой.

Семь сыновей Таарасхая в родословных схемах его рода, составленных С-Ж.Д. Цыреновым и К.Г. Будажаповой, приводятся в них по возрасту, друг за другом, от старшего к младшему, в следующем порядке: Бишыхан, Зоомоон, Дэрээн, Шумуушха, Зурбаан, Хооноон и Паалагсаан. А что касается родословных схем родов последних четырёх сыновей Таарасхая, составленных В.Ч. Балуевым, то в них нарушаются их порядковые номера, приводившиеся в ряд друг за другом по возрасту. Но вместе с тем, у В.Ч. Балуева порядковые номера трёх первых сыновей Таарасхая совпадают с их порядковыми номерами, зафиксированными в родословных схемах, составленных С-Ж.Д. Цыреновым и К.Г. Будажаповой.

В.Ч. Балуев в своих родословных схемах последних четверых сыновей Таарасхая переставил местами: Хооноона, шестого сына, на место четвёртого сына Шумуушха. Паалагсаана, седьмого сына, на место пятого сына Зурбаана, а Шумуушха на место Паа-лагсаана. Это в корне противоречит возрастной нумерации четверых сыновей Таарасхая, встречаемой в родословных схемах С-Ж.Д. Цыренова и К.Г. Будажаповой. Поэтому нам приходится опираться при анализе родословия на последних двух авторов, у которых совпадает возрастная нумерация последних четверых сыновей Таарасхая.

Подрод Шумуушха

У Шумуушха, четвёртого сына Таарасхая, был сын Хуржан, который имел сына Дамшаа. У Дамшаа были сыновья Самбуу, Галсан, Бадма и дочь Дулма. Самбуу имел трёх дочерей, которые живут в Енгорбое. У Дулмы, дочери Дамшаа, была дочь, которая жила в Цаган-Морине. Галсан имел восьмерых детей. Количество дочерей Бадмы здесь не указывается и их имена не называются. Одну из дочерей Бадмы звали Шарлуу, которая стала женой Пренглаева Гармы Сосоровича.

В родословной схеме рода Дамшаа К.Г. Будажаповой дана дополнительная схема рода Дамшаа, где, кроме вышеперечисленных детей, указываются ещё и двое других детей: дочь Долгор и сын Сэрэн-Доржо аграмба, которые отсутствуют в её первой родословной схеме. Долгор имеет сына Базар-Саду и дочь Борьбееву Сэндэму, у Сэндэмы было пятеро детей, имена которых здесь не называются. В общей сложности, Дамшаа, сын Хуржана, по родословной схеме, составленной К.Г. Будажаповой, имел четверых сыновей, Самбуу, Галсана, Бадму и Сэрэн-Доржо аграмба, и двух дочерей, Дулму и Долгор.

Несколько иначе выглядит родословная структура рода Шумуушха, четвёртого сына Таарасхая, в родословной схеме В.Ч. Балуева. В ней получается так, что Хуржан, сын Шумуушха, имел сыновей Чимита и Дамшаа. В родословной схеме К.Г. Будажаповой Дамшаа, сын Хуржана, имел лишь одного сына Дамшаа, а сын Чимит, указанный В.Ч. Балуевым, в родословной схеме первого автора отсутствует. По родословной схеме В.Ч. Балуева выходит, что Чимит, первый сын Хуржана, имел сына Самбуу и дочь Дулму. А второй сын Хуржана Дамшаа имел троих сыновей: Галсана, Бадму и Цэрэн-Доржо аграмбу. У Бадмы, сына Дамшаа, было двое сыновей, Ринчен и Лубсан, и две дочери, Дари и Ханда. Ринчен имел дочь Катю и сына Михаила. У Дари была дочь Анна (Шарлуу), у которой были два сына, Саша и Владик, и дочь.

Здесь имеется разночтение в двух родословных схемах подрода Дамшаа, сына Хуржана, у В.Ч. Балуева и К.Г. Будажаповой относительно Шумуушха, четвёртого сына Таарасхая. Если подытожить сказанное нами выше по подроду четвёртого сына Шумуушха, то получается следующее. У В.Ч. Балуева в его родословной схеме подрода Шумуушха в отличие от родословной схемы этого же подрода К.Г. Будажаповой, у Хуржана, сына Шумуушха, якобы было два сына, Чимит и Дамшаа, первый из которых отсутствует с его сыном Самбуу и дочерью Дулмой в родословной схеме К.Г. Будажаповой. У Дамшаа, сына Хуржана, не упоминаются в родословной схеме подрода Дамшаа В.Ч. Балуева Самбуу с его тремя дочерьми, Дулма с её дочерью и Долгор с её сыном Базар-Садой и дочерью Барьбеевой Сэндэмой с её пятью дочерьми. Но зато у В.Ч. Балуева, в его родословной схеме, Бадма – сын Дамшаа, у Бадмы, сына Дамшаа, появляются сыновья Ринчен и Лубсан и дочери Ханда и Дари. У Дари была дочь Анна (Шарлуу) с двумя её сыновьями, Сашей и Владиком. Хотя Анна (Шарлуу), дочь Дари, присутствует в родословной схеме К.Г. Будажаповой, но без её двух сыновей. Относительно Бадмы, сына Дамшаа, в родословной схеме В.Ч. Балуева появляются два новых фигуранта: два сына Бадмы – Ринчен и Лубсан, которые не упомянуты в родословной схеме К.Г. Будажаповой. А также у Бадмы, третьего сына Дамшаа, кроме дочери Дари, была и дочь Ханда, которая также не упоминается в родословной схеме подрода Дамшаа К.Г. Будажаповой. О детях Ханды здесь не упоминается. В родословной схеме подрода Хуржана, составленной В.Ч. Балуевым, у Самбуу и Дулмы, сына и дочери Чимита, отсутствует упоминание о детях.

Подрод зурбаана

У Зурбаана, пятого сына Таарасхая, по родословной версии К.Г. Будажаповой было двое сыновей: Ардан и Балдан. У Ардана, первого сына Зурбаана, был сын Сэбэг, у Сэбэга было двое сыновей: Жэмбэ, который не вернулся из ссылки, и Сэбаан-Доржо в Харгане. Балдан, второй сын Зурбаана, пятого сына Таарасхая, имел сына Владимира, у которого есть усыновлённый сын Борис, он имеет двух сыновей.

В родословной версии В.Ч. Балуева Зурбаан имел сына Тэртэхэн, у которого было двое сыновей: Сагнара (имя написано неразборчиво автором родословной версии) и Hаара. У Сагнара был сын Ардан, у Ардана – Сэбэг, у Сэбэга – Цываан-Доржо, который жил в Харгане. У Hаара, второго сына Тэртэхэн, был сын Балдан, у Балдана – сын Hолоон, у Hолоона – сын Владимир, который усыновил Бориса

Разночтение в двух этих версиях состоит в том, что Зурбаан, пятый сын Таарасхая, в первой родословной версии К.Г. Будажаповой имел двух сыновей (Ардан и Балдан), а во второй родословной версии В.Ч. Балуева у него был лишь один сын Тэртэхэн, имя которого нигде не встречается. В родословной версии К.Г. Будажаповой в родове Зурбаана опущено без внимания одно его поколение. Здесь отсутствуют сыновья Тэртэхэна Сагнара и Hаара, а исчисление следующего поколения начинается с Ардана и Балдана, то есть с сыновей Сагнара и Hаара. В родословной версии В.Ч. Балуева не упоминается первый сын Сэбэга Жэмбээ, находившийся в ссылке.

Подрод Банзарагши  (Вести Закамны № 29)

У Банзарагши, шестого сына Хонхора, был сын Бадма (Дальби), у которого был сын Доржо, а у Доржо было две дочери, Цыбик и Долгор, и сын Даша. У Цыбик, первой дочери Доржо, есть сын Лубсан, у которого было пятеро сыновей: Солбон, Баир, Бато, Даша-Нима и Баясхалан. О детях Любы, дочери Цыбик, в этой родословной версии не упоминается. У Долгор, второй дочери Доржо, есть сын Жаргал, а у Жаргала сыновья: Жамбал и Зоригто. Даша, сын Доржо, имел двух сыновей, Чимита и Ринчина.

Между двумя родословными версиями подрода Хооноона, четвёртого сына Таа-расхая по версии В.Ч. Балуева и шестого по версии К.Г. Будажаповой, существует разночтение, где у первого автора этой родословной версии наблюдается, по нашему мнению, поверхностно-небрежное отношение к описанию внутренней родовой структуры подрода Хонхора, чем у второго автора, описывающего его более подробно, не упуская основные родовые ветви, показывающие продолжение дальнейшего его развития.

У Хооноона, по родословной версии В.Ч. Балуева, был сын Хонхор. А Банзарагша, второй сын Хооноона, включён в состав семи сыновей Хонхора. Он записан под номером шесть. Имена остальных пятерых сыновей Хонхора (Барьби, Рэгзэн, Ошор (Hарханаг), Дагдан и Шагжа) и дочери Сэбээн в родословном варианте В.Ч. Балуева сохранились без изменения, а их количество было лишь изменено в связи с включением в них Банзарагши, второго сына Хооноона.

А что касается Барьби, первого сына Хонхора, то В.Ч. Балуев в своём родословном древе подрода Хонхора упоминает только лишь о его сыне Лубсане, у которого был сын Шойдон. По его версии, Шойдон, сын Лубсана, имел сына Колю и дочь Надю (на снимке). Здесь им не упомянута Дари, дочь Шойдона, которая жила в с. Бортой, и Цырен-Долгор. В родословной версии К.Г. Будажаповой присутствует лишь дочь Шойдона Дари, а две другие дочери (Надя и Цырен-Долгор) и сын Коля с его четырьмя сыновьями отсутствуют.  

Рэгзэн, второй сын Хонхора, и Дагдан, четвёртый сын Хонхора, не имели детей. Ни в одной из двух версий они не указаны. У Бадмы, Дулмы и Ханды также не было детей.

Разночтение в двух родословных версиях, рассматриваемое нами выше, относительно Ошора (Hарханаг), заключалось в единственном сыне Бадме, не обозначенном в родословной версии К.Г. Будажаповой. В родословной версии К.Г. Будажаповой о подроде Шагжа, пятого сына Хонхора, в сочетании имён «Шагжа + Галсан» не понятно нам имя Галсан. Кем приходится он Шагже: братом, его сыном или является вторым именем Шагжа? Кроме того, в этой же версии Шагжа, пятый сын Хонхора, имел дочь Дулму и усыновлённого сына Дугара. У Дулмы, дочери Шагжи, была дочь Бадма и сын Доржожаб (Доржо-Жодбо), который умер в возрасте четырнадцати лет. Эти данные о подроде Шагжа отсутствуют в родословной версии В.Ч. Балуева. В этом же его родословном древе, у Шагжи, пятого сына Хонхора, была лишь одна дочь Дулма, а Бадма и Дугар являются её детьми. А в родословной версии К.Г. Будажаповой Дугар является сыном Шагжи, а не Дулмы. У Дулмы был сын Доржожаб, который умер в детстве.

Родословные сведения о Сэбээн, дочери Хонхора, в родословной записи рода Хоо-ноона В.Ч. Балуева, отсутствуют.

В отличие от родословного варианта подрода Банзаракши, составленного К.Г. Будажаповой, родословный вариант этого же рода, принадлежащий В.Ч. Балуеву, ограничен по своему содержанию, которое не даёт полного представления о родовом древе этого подрода. По В.Ч. Балуеву, Банзаракша имел сына Бадму (Дальби), а у Бадмы был один лишь сын Доржо (на снимке), у которого, в отличие от родословной версии этого подрода К.Г. Будажаповой, были две дочери: Цыбик (Сэбэг) и Долгор (Долсон) и сын Даша. У него из этой родословной схемы Бадмы (Дальби) выпали дочь Бальжад, которая образовала родословную лестницу «Лубсан – Шойдон – Дари с пятью её детьми» и сын Доржо. На место Доржо В.Ч. Балуев в своей родословной версии причислил к детям Бадмы Дашу, сына Буды, который был в свою очередь сыном Бальжад. У Даши, сына Доржо, якобы были сыновья Чимэд и Ринчин. У Долгор (Долсон), являвшейся, по родословной версии подрода Банзарагши, дочерью Доржи, есть усыновлённый сын Жаргал, который имеет двух сыновей: Зоригто и Жамбала. Здесь Цыбик (Сэбэг) выступает в роли дочери Доржо, сына Бадмы (Дальби), а не дочерью Бадмы (Дальби).

У Паалагсана, седьмого сына Таарасхая, было двое сыновей, Борооно и Уржаан. Борооно имел сыновей Малаасгая и Сэрэна. Малаасгай не имел детей. У Сэрэна были сыновья Дэлэг, Дугар, Буда и Дымбрын и дочери Лайжит, Гунга и Ухаадан. Буда проживал в Далахае. Позже он был сослан в ссылку, а затем оттуда ушёл на Великую Отечественную войну и не вернулся. У него была дочь Шарлуу (жена Жаргалова Лхагбы), у которой было пять дочерей. У Ухаадан, третьей дочери Сэрэна, Сергей и три дочери: Сырен-Дыжед (жена Бадмы Бадмаева), Светлана (жена Сергея Гомбоева) и Ханда. Сергей имеет двух дочерей и сына. У Цырен-Дыжита есть сын Дима и дочь. Дима имеет двух сыновей, Валеру и Вадима, и дочь Вику. У дочери Цырен-Дыжита есть сын.

У Уржаана, второго сына Паалагсана, было пятеро сыновей: Доржоон, Ринчен, Бадма, Базар и Сэрэмпэл. В своей родословной концепции о подроде Уржаана   В.Ч. Балуев называет второго сына Уржаана Будой, а в родословной схеме этого подрода К.Г. Будажаповой он идёт под именем Ринчин. Но это незначительное расхождение в именах не влияет реально на общую родословную схему.

У Доржоона было три сына: Даша-Дэлэг, Даша-Дабаа и Бальжа-Нима. Бальжа-Нима не вернулся с Великой Отечественной войны. У Даша-Дэлэга было четыре сына: Мунко, Андрей, Бато и Аюша, и две дочери: Ханда и Валя. У Мунко есть пятеро сыновей: Сергей, Михаил, Солбон, Зоригто и Агван, и пять дочерей: Юлия, Маргарита, Мария, Соёлма и Сэрэгма. 

У Андрея, второго сына Даша-Дэлэга, трое детей: сыновья Тумэн и Гэсэр и дочь Бадарма. У Бато тоже трое детей: Виталий, Минжур и Максар. У Виталия трое детей: дочери Анжела и Алина и сын Аяс. Анжела имеет сына Найдана. Минжур имеет троих детей: сыновей Бато и Тамира и дочь Нарану. Максар имеет дочь Сойжику. Аюша (Николай) имеет сыновей Дэмбэрэна и Сашу и дочерей Алёну и Дариму. У Алёны и Даримы нет детей. Саша имеет сына Артура и двух дочерей, Ирину и Олю.

Ханда, первая дочь Даша-Дэлэга, имела сыновей Сашу, Цырена и Чимита и дочерей Аграфену и Шарлуу.

Гундуев Саша имеет двух дочерей и сына Артура. Дочь Ирина живёт в Улан-Удэ, а вторая дочь – в Санкт-Петербурге, имеет одного ребёнка. Сын Саши Артур имеет двух детей. Цырен имеет дочь Ирину и сына Баяра. А третий сын Ханды Чимит умер в молодом возрасте, оставив продолжение рода в своём сыне Баяре. У Аграфены были сыновья Даба, Шэмэруун, Милослав и дочери Зорина, Олимпиада, Рената. Даба умер в подростковом возрасте. Шэмэруун имеет троих детей. У Зорины – пятеро детей, у Олимпиады – трое, у Ренаты – двое детей, у Милослава – один сын.  Шарлуу, вторая дочь Ханды, имеет сыновей Солбона и Соёла и дочерей Сарюуну, Суржану, Суранзан.

Валя, вторая дочь Даша-Дэлэга, имела сына Цырен-Доржо и дочерей Вику и Василису. Цырен-Доржо, сын Вали, с первой женой удочерил дочь Свету, которая живёт в г. Закаменск. От второй и третьей жён он не имеет детей. Вика, старшая дочь Вали, не имеет детей, но есть удочерённая дочь. У Василисы три дочери. Имя старшей дочери нам неизвестно, а двух других зовут Бэлигма и Наташа.

От первой жены Даша-Дабаа, второго сына Доржоона, есть сын Самбуу. Кроме него есть внебрачные дети  его первой жены: Света, Вера и Володя, который живёт в Белоозёрске (в Боргое) Джидинского района. От второй жены Даша-Дабаа имеет дочерей Цыренху и Катю. У второй жены Даша-Дабаа был внебрачный сын Шираб, который умер.

У Буды, второго сына Уржаана, и у Базара, его четвёртого сына, не было детей. Бадма, третий сын Уржаана, имел сыновей Лубсана и Колю и дочерей Дари-Цырен, Хандажаб, Ханду. Лубсан не вернулся с Великой Отечественной войны. Второй сын Коля и его старшая дочь Дари-Цырен рано умерли. Они отличались физическим совершенством и внешней красотой, данной от природы. Получилось так, как говорят в народе: «Красивые люди долго не живут». Ханда, третья дочь Бадмы, имела внебрачную дочь Клару. У Клары есть дочери и сын Минжур. У Хандажап, третьей дочери Бадмы, были сыновья Валера, Илья и Сергей, которые умерли друг за другом.

Сэрэмпэл (или Цыремпил), пятый сын Уржаана, имел сыновей Шагдаржана и Доржо и дочь Санжай-Ханду Уржанову (по мужу Балуеву). О Шагдаржане, первом сыне Сэрэмпэла, смотрите выше, в родовом древе подрода Зоомоона, второго сына Таарасхая. По родовой схеме К.Г. Будажаповой, Доржо, второй сын Сэрэмпэла, имел шестерых детей, но конкретно по имени она их не называет. А В.Ч. Балуев в родословной схеме подрода Сэрэмпэла пишет о том, что у Доржо, второго сына Сэрэмпэла, есть четверо сыновей: Даша-Нима, Коля, Шираб и Даша. У Санжай-Ханды, единственной дочери Сэрэмпэла, пятого сына Уржаана, есть сыновья Владимир, Бимба, Рома и Дабаа и дочери Катя, Валя, Роза, Сусана, Дуся и Сэсэгма. Две дочери Санжай-Ханды – Роза и Сусана – близнецы. Здесь возрастной ценз в перечислении имён шестерых дочерей Санжай-Ханды не соблюдён нами. Володя, старший её сын, имеет семерых детей, у Бимбы трое детей, у Кати двое, о детях Вали нам неизвестно, у Розы четверо детей, у Сусаны – двое, у Дуси – трое и у Дабаа двое детей. Третий сын Санжай-Ханды Рома не женат.

Генеалогические корни рода Таарасхая уходят в глубь веков древней монголоязычной истории. Прародиной предков рода Таарасхая, по содержанию его родословной исторической записки и показанию генеалогической схемы родового древа этого рода, был Центральный район Западной Монголии – Хотогойт, где находилась древняя монгольская кочевая цивилизация. Через него проходили Великие шёлковый и чайный пути из Китая в Венецию, в страны Центральной Азии и Средиземноморья. Это было в период единения монгольских народов в централизованное государство под предводительством великого монгольского полководца Чингис-хагана. Постепенно становясь одним из крупных монголоязычных племён в его империи, древние предки рода Таарасхая представляли в то время одно из сильных племён, образовавших ядро его многочисленных войск.

В течение четырёх-пяти веков увеличивалось количество кочевий древних предков рода Таарасхая, которые постепенно становились всё больше сплочённой и организованной частью монголоязычного сообщества в Западной Монголии.

Но в течение веков борьба за власть между воинствующими хаганами Западной и Джунгарской Монголии за их доминирующее положение в монгольской степи приводила к дестабилизации кочевого уклада жизни, к нарушению спокойствия и дезорганизации общественного устоя монгольского общества и дезинтеграции крупных племён на мелкие родовые группы. Это в определённой мере открывало путь к миграционному процессу, происходившему на всём монгольско-байкальском пространстве в ХVI-ХVII веках.

Эта миграционная суматоха на древней монгольской земле охватила и предков рода Таарасхая, искавших пути миграции на северо-восток, в Прибайкалье, где лежали свободные земли, ещё не заселённые в то время коренными автохтонами и переселенцами, мигрировавшими ранее из других регионов древней Монголии.

Кочевая и военная сноровка, приобретённая предками рода Таарасхая в их скотоводческо-кочевой жизни, передавалась из поколения в поколение. Она и давала возможность успешно преодолевать неожиданные для них преграды и трудности в неизведанном им пути, такие, как боевые схватки с противниками, преследовавшими на протяжении их миграционного пути, переходы, перевалы и водные преграды. Потомки рода Таарасхая знали, что самовольный их отъезд из прародины первопредков рассматривался сородичами как нарушение кодекса кочевников, разрушение этнического единства монгольского общества, которые приводили к ослаблению общественно-политической системы и к ущербу имперских амбиций монгольских военачальников. Поэтому их миграция приобретала характер тайного бегства на чужбину из обетованной земли своих праотцов.

Основным миграционным плацдармом предков Таарасхая на пути к просторам Байкальского региона была тункинская земля, становившаяся перевалочной базой для их дальнейшего расселения в Прибайкалье и в Забайкалье. Этот миграционный процесс предков рода Таарасхая происходил в течение двух-трёх веков, с ХVII по ХIХ век. Он оставлял за собой заметный исторический след в генеалогическом древе потомков этого монголоязычного племени, из которого впоследствии произошло ответвление рода Таарасхая. Позже этот род образовал своё уникальное родовое древо так называемого рода Таарасхая.

Лишь в начале ХVII века небольшой род, отколовшийся от этого крупного монголо-язычного племени, руководимого его родоначальником по имени Таарасхай, перешёл через Тунку в Закамну и обосновался в Санаге, в долине реки Номтогол, рядом с родовым родником Адангын булаг. Постепенно этот род обживал местности к востоку от него: Ута-Нюрган и Зэмхэ, где обосновал свой родовой культ – Бамбалаа таабай (или Зэмхын таабай), почитаемый в то время сородичами рода Таарасхая наравне с главным их культом Буха-нойон Баабай.

А. УРЖАНОВ

Источники 

1. Содном-Жамсо Дубжирович Цыренов. Историческая запись по этногенезу закаменских бурят. Санага, Закаменский район.

2. Владимир Чимитович Балуев. Историческая запись по этногенезу закаменских бурят. Санага, Закаменский район.

3. Клавдия Гомбоевна Будажапова. Историческая запись по этногенезу закаменских бурят. Санага, Закаменский район.

 



Комментарии