Главная Малая Родина Краеведение Этногенез закаменских бурят
31.05.2012
Просмотров: 7577, комментариев: 4

Этногенез закаменских бурят



Богатая история Санаги, самого старейшего и крупного сельского поселения в районе, на первый взгляд, изучена, но очень много «белых пятен» и спорных вопросов. До образования Закаменской инородческой управы, хошуна, Закамна называлась Санага, Санагын гол. (Ведомство называлось Санагинское и граничило с Армакским). Впоследствии с возведением дацана Санага становится и центром духовной, культурной жизни. Санага являлась узловым пунктом между Халха Монголией и юго-восточными районами до Западного Прибайкалья, долин Ангары, Лены до Енисея (Г.Р. Галданова).

В топонимике Санаги в изобилии исторические названия, как Баатар-Хаан, Бил-Хаан, Зуузай-Хан и места, связанные с историческими событиями: Мyнгэн-Добуун, Номто-Гол, Алтан-Нуур, Yртoo, Хара-Ухэр, Бугаригта, Сарлаан, Сиинтэ, Болхой, легендарные Уран-Дyшэ, Сайханай-Тапхар и другие. Сохранились и географические названия, как Андага, Аандан, Аhанигта, Моото, Соёдой Эреэн, указывающие на древние стойбища.

Доржо Бадмаев (Дальбиин Доржо), более известный в народе как Боориин Таабай (на снимке), рассказывал, что вплоть до 30-х годов на холме Шандаган-Болдог санагинцы бережно хранили большой деревянный (из корня) ковш, памятуя о том, откуда пошло название их малой родины. Также Доржо таабай рассказывал, что воины Чингисхана на холме Мyнгэн-Добуун (Серебряный холм) пересчитывали деньги, в озере Алтан-Нуур (Золотое озеро) мыли золото.

Доржо Цыренжапов (Бургааhан таабай) рассказывал, что наши предки – первопереселенцы впервые прочли священную сутру «Жаа-дамба» («8 тысяч стихов») в местности Номто-Гол, поэтому долина названа «Долина книги, грамоты». И стали проводить тайлганы по буддийским канонам на горе Хара-Хайрхан, переименовав на Генин-Чимбо.

Первопроходцы пригнали яков из тибетских предгорьев по местности Бугаригтын Буга, где провели проход шириной около 100 метров, называемый Уудэн зам. Первая стоянка называется Хара-Ухэр (Скот чёрной масти).

Многие санагинцы – Сандак Норбоев, Бандан Жалсанов, Монгол Дымпилов, Никита Хадаев и другие – записывали свои родословные. В более поздние времена Викулий Хадаев, Клавдия Будажапова, Николай Намсараев со слов старожилов также записывали и изучали свои родословные. Изучением родословной закаменских бурят, легенд, преданий занимались и учёные Б.Ш. Доржиев, Г.Р. Галданова, С.Д. Бабуев. Изучение родословного древа особенно активизировалось в постперестроечные годы.

В газете «Ажалай туг» опубликована родословная улекчинских бурят, составленная Пама Очировым. В 2004 году Андрей Уржанов издал книгу «Об одной краткой исторической записке по этногенезу закаменских бурят». В 2007 году Дымбрыл Гармаев, добавив современные поколения, издал труды своего дяди Дымпила Гармаева «Захааминдахи Тэртэ угсаатанай угай бэшэг» («Родословная закаменских Тэртэ»), издаётся сборник Бадмы Гомбоевой. Готовятся к изданию сборники Соднома Цыренова, Владимира Балуева, Зинаиды Базаровой. Все эти исследовательские работы в той или иной степени касаются и коренных санагинцев. Многие, а именно служивые люди волостной управы – казаки, заселялись в Санаге, очень многие (почти из каждой семьи) были ламами Санагинского дацана. И при создании семей старались породниться с людьми из дальних улусов.

Уважаемые посетители нашего сайта, предлагаем вашему вниманию исследование Андрея Дашидылыковича.

Сэнгэ РИНЧИНОВ, наш корр.

КРАТКИЙ ЭКСКУРС В ИСТОРИЮ ЭТНОГЕНЕЗА ЗАКАМНСКИХ БУРЯТ И ИХ ДРЕВНЕГО ВЕРОВАНИЯ

ПЕРВОПРЕДКИ

Этноним слова Санага (или «Шанага») связан с монгольской историей, в частности с Чингисханом. Во время охоты Чингисхан, увидев чёрно-бурую лисицу, стал её догонять. Только в санагинской долине, возле холма, он настиг её. Возможно, имеется в виду «Улаан Болдог», который находится на северо-восточной стороне Санаги. После привала у холма, он забыл здесь свой ковш для воды или поварёшку для чая. Отсюда и происходит её название «Санага» (от слова «Шанага»). По словам местных старожилов, полное её название «Санага-Болдог».

Этот первый монгольский след, хотя и мифический, положил начало великой миграции пратомонголов на территорию Байкальского региона из Тибета, Западной и Ойрато-Джунгарской Монголии. В бурятских летописях сказано, что миграционное движение тибетцев и монголов началось в ХIII веке и продолжалось оно в течение ХIV века в эпоху великой смуты в Монголии. Объединительное движение в Монголии в ХIII-ХIV веках разрозненных тогда монголоязычных племён в единое централизованное монгольское государство привело многих из них к дезертирству из страны с целью сохранения индивидуально-кочевой свободы и независимости, присущих с исторических времён.

Затем появляется исторический вакуум в этногенезе санагинских бурят в частности, бурят Закамны в общем. Этот вакуум охватывает ХV-ХVI века. Более реальная генеалогическая картина появляется у бурят Закамны, в том числе у санагинских бурят, в ХVII-ХVIII веках. Она вызвана вторым потоком миграции монголоязычных племён и родов в Восточную Сибирь, Прибайкалье и Забайкалье. Доказательством этому служит появление исторических хроник и устных преданий по этногенезу закаменских бурят.

Неуёмный интерес к своим историческим корням возникает у закаменских бурят лишь к середине ХХ века, когда постепенно стал меняться менталитет у людей в связи с демократизацией общества, культурно-национальной толерантностью и свободой человека. Здесь вставал вопрос: кто есть Я, кто есть МЫ? Каковы наши генеалогические корни, с кем они связаны? Как мы связаны с монголоязычными этносами, проживавшими тогда и проживающими сегодня на огромной территории Центральной Азии и давшими нам неповторимую этническую индивидуальность?

С этого же времени начало возрождаться современное родословное древо санагинских бурят. В основу названий их первопредков, как и у бурят других сёл Закаменского района, положены унифицированные и в большой мере мифологизированные их имена, остававшиеся ещё в памяти старожилов.

Территория села Санага неофициально делилась по месту жительства родов и родовых групп. Так, по правой стороне современной Санаги жили отдельные роды в местах по названию Хурлик и Зэдэ, расположенные по обеим сторонам горного перевала, рядом с границей Монголии. В самой долине села, по левой её руке, жили родами или группами в местностях Сиинтэ, Андага, Шyтэн и Улаан Болдог. По северной её стороне, называемой Хойто Эреэн и Байдалша, жили другие роды. По левой её стороне находились местности, называемые Ута-Нюрган, Зэмхэ, Булак, Номтогол, на юго-восточной стороне – Дээдэ Болхой и Доодо Болхой. На юго-западной её части – Баруун Бэе делился также на отдельные местности, занимаемые другими родовыми группами. Центр Санаги почти пустовал, ибо не было здесь условий и возможностей для содержания и разведения скота. Какие родовые группы конкретно проживали в этих местностях Санаги, нам предстоит ещё исследовать.

Закаменский район окружён высокогорными хребтами и гольцами и не представлял возможности свободного проникновения извне людей в период миграции монголо-тибетоязычных народов в поисках свободных земель для постоянного местожительства. Эта его закрытость от внешнего мира в определённой мере стала одной из причин малонаселённости этого региона Забайкалья.

Тунка в то время являлась единственным перевалочным пунктом, через которую проходили мигранты на территорию Далахая, Утаты, Санаги и далее вниз по течению рек Сэхир и Джида. Это были единичные люди, которые становились первопроходцами и первопредками закаменских бурят.

«БАРУУН ДОЛООН»

По всей вероятности, племена и родовые группы, проживавшие в бассейнах рек Сэхир и Джиды, образовали «Баруун долоон» – семь западных родов закаменских бурят. Это прежде всего племена, обживавшие свободные земли, расположенные на юго-западной части хребта Малый Хамар Дабаан. Их основное ядро принято считать хонгодорами, являвшимися, по мнению ученого-краеведа Г.Р. Галдановой, выходцами из Западной Монголии, из местности Хотогойт. По словам старожилов, местность Хотогойт находится на западной стороне г. Улан-Батор, столицы современной Монголии. Она расположена на расстоянии шести суток езды на верховой лошади.

«Баруун долоон» жили в соседстве с «Зyyн найман» (восемь восточных родов), под которыми подразумевались племена цонголов. Между этими племенами происходила ассимиляция, приводившая к образованию конгломератного по своему составу населения.

БУХА-НОЙОН

Древним тотемом, прародителем и заступником хонгодоров (хотогойтцев), пришедшим вместе с ними из Тибета через Монголию, был Буха-нойон (по-русски буха - бык, производитель, нойон – князь, господин). Он был одним из божеств древнетибетского шаманизма бон-по, сопровождавший тибетские родовые группы, прибывшие в места нового расселения. В процессе ассимиляции разных родов и религий в Бурятии Буха-нойон занял своё ведущее место в пантеоне местного шаманизма, которому стали сооружать обоо и почитать его не только в Тунке, но и в Закаменском районе, как духовного отца.

И в связи с этим, другой тотем хонгодоров «Белая лебедь», признаваемый сегодня современными хонгодорами, по всей вероятности привнесён извне, то есть заимствован из истории этногенеза хоринских бурят, у которых небесная птица «Белая лебедь» является их матерью, а Хорёодой – отцом. Ни в архивных документах, ни в родословных записях по этногенезу закаменских бурят и ни в рассказах местных старожилов «Белая лебедь», как тотем хонгодоров Закамны, не встречается.

В сэржэме (хвалебная ода, произносимая в его честь, умилостивление его духа водочными и молочными продуктами) упоминается наряду с ним и его женская ипостась. Это – Бутан-хатан-эжы (эжы – мать, прародительница). Отсюда, Буха-нойон-баабай для хонгодоров Закамны был отцом, а Бутан-хатан-эжы – матерью. Значит, тотемами хонгодоров должны были быть Буха-нойон-баабай и Бутан-хатан-эжы. Об этом в трёхстишии, услышанном нами от старожилов этих сёл, сказано:

«Хонгоодор хyнэй эсэгэ галбар болобааш,
Бойног дороо боргожуулааш,
Хyмyyдэ хyгжyyлэйт».
«(Вы) стали праотцом рода хонгодоров,
Вырастили (Вы) в войло своём
Человека достойного».

По рассказам старожилов первопредками «Баруун долоон» и «Зуун найман» являются Сooхэр-батор и Зандан-батор, известные военные полководцы Монголии эпохи смуты.

Первый имел трёх сыновей: Хамбурзэ, Хан-найрэ и Сысен-найрэ (Сэсэн-найре). У Хан-найрэ был сын Элбэри (Илбэри), являвшийся первопредком хонгодорского рода hойhо I. Этот род воевал под командованием Сooхэр-багатура, одного из полководцев Галдан-Бошигто хагана.

Элбэри имел в свою очередь семь сыновей: Мата, Мижан, Минза, Минахай, Баhан (Паhан), Баянаа и Бамэ. Во многих устных и письменных преданиях упоминается, что «Баруун долоон» (закаменские буряты) берут своё родословное начало от семи сыновей Элбэри (Ильбэри), прибывших из Монголии через Тунку и заселивших долины Джиды и Сэхира по всему их течению. Илбэри был сыном Хан-Найри, второго сына Сooхэр-батора.

Местные знатоки утверждают, что второй сын Сooхэр-батор Сэсэн-Найри остался в Монголии с сыновяьми и внуками. Первый его сын Хамбурзэ не имел сыновей, потому он выпал из данного контекста. Первопредком рода hойhо II, по этногенезу закаменских бурят, является Зандан-батор. Этот род входил в состав его войск. Сooхэр-батор и Зандан-батор были выходцами из алтайских монголов.

ЗАНДАН БАТОР

Зандан-батор имел двух сыновей: Сэгээ (Сыгээ) и Баяна. В своё время старожилы и знатоки родословной бурят Закамны (с. Михайловка) Даши Будаев и Аюша Балжиров утверждали, что потомки первого сына Сэгээ жили в Приангарье, в долине реки Ангары. А закаменские буряты, по их мнению, являются потомками Баяна, второго сына Зандан-батора.

По другой версии, во времена военной смуты в Монголии некий Hамбар-зай, убегая во главе своего рода от Галдан-Бошигто хагана, дошёл до Тунки. Пройдя через неё по труднодоступным ущельям, по скалистой дороге с крутыми подъёмами и спусками, через узкие ущелья, направился в Закамну. Затем, разделившись на группы hойhо I и hойhо II, они двинулись порознь по реке Джиде. Род hойhо I поселился в местности Улекчин, оставив после себя знак о том, что земля здесь заселена родом hойhо I. Увидев это, род hойhо II ушёл в другое место жительства, чтобы избежать с ним столкновения.

Родовые группы hойhо I и hойhо II впоследствии стали потомками основного населения села Улекчин. Позже они разбрелись по всей Закамне, постепенно ассимилируясь с другими родами, проживавшими здесь до них и после их прихода сюда.

В Улекчине наряду с ними проживали и родовые группы хонгодоров, относящиеся к ним шошоологи, тэртэ, а также сартулы, которые пришли с юго-востока Забайкальского края. Население Улегчина пополнялось людьми, приехавшими из Санаги, Енгорбоя, Далахая и других сёл Закамны. Такие люди, как Ухинэ, Салдат, Даши, Дантон, Патэ и Цэдэнтэ, прибыли в Улегчин из Санаги, становясь здесь местными жителями, нередко сохраняя свои родовые различия. К числу приехавших сюда можно отнести и двух шаманок – удаганок: Шухурэ и Булган (Булчин). Первая прибыла из Енгорбоя, а вторая из Далахая. Они вышли здесь замуж за улегчинских парней и остались на постоянное местожительство.

Родословное древо праотца закаменских бурят Баяна было родовитое. У него был сын Пумбура, у Пумбура – Умахан, у Умахана – Ходой. Ходой имел четырёх сыновей: Таряаша, Табхаша, Шухур и Будаша. У Табхаши был сын Баринго, у Баринго – Рэхэ и у Рэхэ – Цыден. У Цыдена было двое сыновей: Сырен и Монтой. У сына Сырена был Бальжир, у Бальжира – Аюша, у Аюши – Зондой (Зундуй), у Зондоя – Манзар.

Ходой, будучи являясь сыном Умахана, со своими четырьмя сыновьями прибыл из Тунки в Хамней, сделав его своей второй родиной. Прибывшие принадлежали к родовым группам hойhо I и hойhо II. Ходой принадлежал к одному из этих родов: к какому неизвестно. Старожилы рассказывают, что со времен миграции родов hойhо I и II в Хамней прошло восемь-девять поколений.

До прихода сюда монголо-тибетоязычных родов в селе Хамней жили пять хамниганских (тунгуских) родов во главе с их родоначальниками Убуу Мангаловым (см.3, стр. 15-16). Им принадлежали огромные земли от Хамнея Закаменского района до Торейских пяти сосен в Джидинском районе (там же).

Это было многочисленное хамниганское племя, именуемое Ooлэд (Уулад) хамниганы и являвшиеся выходцами из ойрато-монгольской Джунгарии.

По другой версии, Ooлэд хамниганы шли в Хамней через остров Ольхон. Это можно объяснить тем, что они шли сюда отдельными группами. Одна шла через Тунку, а другая – через остров Ольхон.

Во главе их стояли братья Ухин и Минахай, являвшиеся их родоначальниками до Убуу Мангалова и возглавлявшими род Ooлэд хамниганов во время миграции. Их желание вернуться обратно на свою исконную родину была велика. Выезжая оттуда, они вывезли заднюю половину своей юрты, оставив на родине переднюю ее часть, и оседлали своих лошадей задом наперед. Здесь происходит раздвоение их желания: хочется идти вперед, но их тянет назад, то есть получается так, что идя вперед, смотрят назад.

В Хамнее эти братья из ойрато-монголов поставили свои юрты в местности Шабарта, сказав, что это подходяшая для них местность. Старший брат Минахай обратился к своему младшему брату Ухину со следующими словами:

«Харбажа эдихдэ инзагатаай,
Хадхажа эдихэ хадаритай байна.
Гэнэн инзагатай,
Гэдхэн тэбиhэтэй газар байна».

Текст на русском языке

«Здесь есть мясо дикой козлятины, добываемой с помощью отстрела из лука».
Здесь есть хариус, вылавливаемый протыканием специальной иглой.
«Дикорастущая луковица сараны в талых местах».

Богатые дары природы в Хамнее, упомянутые в тексте этого обращения, сопутствовали к тому, чтобы остаться младшему брату Ухину здесь надолго и существовать безбедно.

Хyхэн-Бyмбэ-эжы

Соплеменницу рода хонгодоров, мигрировавшую из местности Хотогойт, звали Хyхэн-Бyмбэ-эжы. Со своим родом она прошла длинный путь: от Западной Монголии до Забайкалья. Оказавшись в юго-западной стороне Забайкалья, она обосновалась в местности Енгорбой для постоянного местожительства.

По мнению старожилов Енгорбоя, этот род хонгодоров, по одной версии, состоял из трёх родовых групп: род Аржи (Аржиин яhан аймаг), род Хоржин (Хоржин аймаг) и род Алтан (Алтан аймаг). Кроме того, по их мнению, существует ещё две версии о составе родов, проживающих сегодня в селе Енгорбой. По второй версии, они состоят из пяти родовых групп: Сагаантан, Шyртэхэ, Буянтан, Hэлмин (Hэлмиин аймаг) и Моотонго. По третьей версии сегодня население села Енгорбой состоит из семи родов: Моотонго, Hабар, Бойто, Шyртэхэ, Сагаантан, Алтантан и Хара буха. Если сравнить их между собой, то род Алтан (по другой версии «Алтантан») в первой и третьей версиях совпадают, название родов Сагаантан, Шyртэхэ и Мотонго повторяются во второй и третьей версиях.

Это различие в названиях родов в трёх версиях зависело от респондентов, у которых были взяты в своё время сведения о них.

После прибытия в Енгорбой шаманка Хyхэн-Бyмбэ-эжы объездила Забайкалье: побывала у Хори-бурят, у родовых групп «Зуун найман» (племена цонголов) и у пяти родов хамниган. Эта её поездка отражена в стихах, записанных со слов старожилов из Енгорбоя: Жаргалтай Сэрэмпил и Модоной Лубсан:

Хотогой нютагhаа морилон гараhан Хyyхэн-Бyмбэ-эжы,
Хори, сонгоолоор хэлмэрши ябаhан,
Уляатайн голдо урилдалга хэhэн,
Yхэр hайхан шулуунда yзэлгэ хэhэн.
Тогол ехэ шулуунда туршалдалга хэhэн
Энэ нютагта бусу тyрyлтэ
Буряадай утха галбари боложо,
Бараяа абаhан Хyхэн-Бyмбэ-эжы.

Хyхэн-Бyмбэ-эжы соизволив выехать со своей родины Хотогойт, была переводчицей у хоринских и цонгольских бурят. Организовала соревнование в долине Уляатай. Устроила гадание у прекрасного бычьего камня и совершила испытание своей духовной силы у большого камня Тогол. Чужестранка, приобрёв бурятские корни, нашла (здесь своё) местожительство Хyхэн-Бyмбэ-эжы (мать).

От неудачной любви шаманка Хyхэн-Бyмбэ-эжы повесилась в Доргото, у истока Енгорбойского источника. Впоследствии, когда она превратилась в духа аршана, было присвоено ей имя Хyхэн-Бyмбэ-эжы. На этом месте енгорбойские буряты организовали обоо, место её почитания.

Легенда гласит, что дух её не терпит шумной компании, смеха и веселья, организовываемые там отдыхающими. Поэтому сельчане советуют не нарушать тишину на аршане, ибо дух его не даст дольше находиться здесь. Им придётся немедленно отъехать оттуда, чтобы избежать укуса змей, посланных им.

Совершать жертвоприношение Хyхэн-Бyмбэ-эжы следует вовремя, в срок, установленный местной шаманской традицией, ибо нарушение его нередко вызывает эпизоотию животных, совершается нападение волков на скот и змей, клещей и ядовитых насекомых на людей. Соблюдение правил пользования целебной водой Енгорбойского источника оказывает также позитивное влияние на здоровье лечащихся и отдыхающих людей в связи с возрастанием её лечебного свойства. Кроме того, от Хyхэн-Бyмбэ-эжы необходимо скрывать свою наготу с тем, чтобы не вызывать у неё эмоциональные волнения сексуального характера. Нарушение этой установки приводит к тому, что в ванне неожиданно появляются змеи, угрожающие их жизни. Только местные шаманы совершали обряды жертвоприношения, посвящённые ей.

Как в Енгорбое, так и в Закамне у местного аборигенного населения преобладал местный древний шаманизм со своими жрецами: шаманами и шаманками, игравшими первенствующую роль в религиозно-общественной жизни не только местных бурят, но и вновь прибывших монголоязычных, тибетоязычных и тюркских племён. По сведениям старожилов, шаманы Енгорбоя не отдавали пальму первенства приезжим шаманкам, число которых иногда превалировало количеству местных шаманов. Среди аборигенного населения с. Енгорбой были немало популярных и известных шаманов, чтобы назвать именем одного из них местность, на которой он жил. Это название – слово состоит из двух частей: «Ёнгор» и «бoo»: Ёнгор и шаман». В народе оно было известно, как «Ёнгорбой».

В селах Борто, Цагаан-Морин, Бургэ, Цакир и других селах нижнего куст Закамны, прождивают родовые группы хyрхyyд I, hойhо I и hойhо II. Предки этих родов были бывшими поддаными монгольского хагана Тумур-Тогооон, вышедшие в свое время из Монголии. С остановкой в Приангарье они шли через Тунку в Закамну в разное время. В процессе распадения родов на подродовые группы род Ухэлин отделился от рода хурхууд.

Хамниганы и хурхууд

В селе Борто издавна жили хамниганы, относящиеся к одному из пяти хамниганских родов во главе с Убуу (Обоо) Мунгаловым.

Первопредком хамниганов был Батор Хэртиши. Он жил на южной стороне Байкала и имел двух сыновей: Загаан-батор и Мyлyтэг (Миилyтэг). Часть потомков сыновей Хэртиши ушла на юго-восток от Байкала, в сторону Читинской области и Агинского Бурятского автономного округа, где расселилась на огромной территории, ассимилируясь в местными пратобурятами.

В селе Бургэ есть четыре стойбища хамниганов. Это – Сэнхигээн, Заяантай, Бага тэртэ, а название четвёртого стойбища нам неизвестно.

С хонгодорскими родовыми группами (хурхууд I, hойhо I, hойhо II) хамниганы жили вперемежку, не конфликтуя между собой за землю, лесные угодья и пушнину, добываемую ими для обмена на продукты и товары. В своё время информатор из рода хурхууд Бадма-Очир Лыгденов рассказывал о своём родословном древе, показывавшее смену девяти потомственных поколений. Своим первопредком он считал Уя, у которого был сын Мату, у Мату – младший сын Очир, у Очира – сын Ходой, у Ходоя – Радна, у Радны – сын Лыгден, у Лыгдена – сын Бадма-Очир, у Бадма-Очира – сын Дамдижаб (Дамдинжаб), у Дамдижаба – сын Володя.

Существует второй вариант этого родословного древа. Здесь первопредком является Мату. Сын Мату – Намахан, сын Намахана – Табаха, сын Табаха – Дагва, сын Дагвы – Жаб, сын Жаба – Базаржаб, сын Базаржаба – Даши-Цырен, сын Даши-Цырена – Володя (Владимир).

В первом варианте первопредком является Уя, а во втором варианте – Мату, сын Уя. В первом и втором вариантах совпадает лишь последнее имя Володя, а остальные имена разнятся. Видимо, разные информаторы по-разному толковали родословное древо одного и того же рода.

Название села Бортой происходит от слова «Боро». «Боро» – диалектное слово, заимствованное ранее из языка тункинских бурят. Село «Бортой» названо так из-за глиняно-каменистой почвы местности, на которой оно было основано.

Со времён консолидации разных родовых групп в Бортое и в близлежащих сёлах анимистические верования преобладают над другими древними верованиями, присущими им. Так, образовалось несколько родовых обоо в Бортое и сёлах среднего куста Закамны. Это – обоо Буха-Нойон баабай (позже ламаизированный и переименованный как Ринчен-Хан или Баршам (Маршам) – Бамбараа), обоо Мэлэхээн Yндэр, Hугшаа Таабайн обоо (дедушка Hугшаа, дух которого происходит от души умершего неестественной смертью человека, являвшегося местным аборигеном), Тyбхэн Тooбии, шаманка, прибывшая из Монголии.

Позже обоо Ринчен-Хана было переведено с вершины горы, на которой восседал его дух, к её подножию.

Каждое обоо принадлежало к определённому роду, прибывшему сюда в разные исторические эпохи.

Третий вариант родословного древа рода Хурхууд начинается с первопредка Ухэлин. У него был сын Дагур, у Дагура – Даахан, у Даахана были три сына: Энхэ, Хамин и Мунко. В свою очередь у Мунко было трое сыновей: Бортон (Бортол), Буйман и Уя. Сын Мунко Буйман обосновался со своими сородичами в местности Улентуй (Улента), образуя здесь своё родовое древо.

У Уя был сын Мату, у Мату было четверо сыновей: Бакшахан, Мокто, Очир и Арампил. У Арампила было шестеро сыновей: Банзархан (или Манзархан), Сымбэл, Банди, Намсарай, Самбил и Шагдар. У Банзархана был сын Намсарай, у Намсарая – сын Жамсаран. У Жамсарана был сын Чимит, у Чимита – Дэмбрэл, у Дэмбрэла – Лобсан-Даша, у Лубсан-Даши – Валерий.

Один из сыновей Мунко Бортон обосновался в Нурте со своими родичами, создавая там свой семейный клан.

Информатор Цыденжап Тугутов из Бортоя в своё время рассказывал нам о том, что отделившиеся от рода Хурхууд группы обживали свободные земли в сёлах Мылэ, Бортой, Цакир и в других близлежащих к ним местах. Существует легенда о том, что эти родовые группы (Хурхууд I и Хурхууд II, проживавшие, по всей вероятности, в этих местах hойhо I и hойhо II) мигрировали в Закамну из Внутренней Монголии, т.е. ойратской Джунгарии.

Кроме того, надо отметить, что в трёх вариантах родословного древа Хурхууд совпадают лишь имена двух первопредков. Это Уя и Мату. Остальные имена их сыновей не совпадают, особенно в третьем варианте.

Хамниганы жили вперемежку с бурятскими племенами, не конфликуя смежду собой за землю, лесные угодья и пушнину, добываемую ими для обмена на продукты и товары.

Сын Даахана Мунко приехал сюда из Тунки на охрану государственной границы России с Китаем примерно в 1727 году. Для проживания со своими сородичами им была выбрана местность Генжиген по течению реки Джида. Честно и добросовестно нёс эту службу он вместе со своим сыном Уя в течение тридцати пяти лет, за что отцу Уя Мунко было решено присудить пограничной властью воинское звание и вручить правительственную награду. Но он отказался от них в пользу своего сына Уя, сказав, что преданно охранял границу мой сын, поэтому наградой должен быть отмечен сын, а не отец. Так, сыну Мунко Уя было присвоено звание капитана русской армии и отмечено памятной наградой – золотым кортиком.

Впоследствии Банзархан, один из сыновей Арампила, став главой рода хурхууд, организовал Закаменскую инородную управу в селе Цакир. Затем на его место пришёл его младший брат Шагдар.

Цыденжай Тугутов рассказывал, что в с. Бургэ проживают роды hойhо I, hойhо II и хурхуд I. Предком рода hойhо являлся Милан, он имел сына Ангай, у Ангая был сын Лубсан, у Лубсана – Бадма, у Бадмы – Даша-Даба. Его изначально исконный первопредок, живший ещё на своей прародине, нам неизвестен. Здесь мы знаем лишь пять его поколений современных бортойцев, во главе которых стоял родовой предок Милан, избранный на эту должность родом после расселения его сородичей в с. Бургэ.

В Хуртаге, в Бортое и в Хамнее жили Минат и Минахай, сын Баварии со своими родовыми группами, переселившимися из Ольхона, и Ooлэд (Уулад) хамниганы, о которых отсутствуют подробные сведения об их первопредках, о родственных связях, о быте и религии. Земли этих сёл, по-видимому, с древних времён были заселены Ooлэд хамниганами, освоенное позже вторым потоком мигрантов из Монголии.

Вместе с этими родовыми группами прибыл сюда Хандит заарин (или Баабай заарин), выходец из западных бурят, населявших тогда Приангарье. Слово «заарин» заимствованное слово из языка иркутских бурят, означающее «шаман» или «бoo» на местном диалекте бурят. Он с первого раза облюбовал для своего стойбища в с. Бургэ Харалдайский холм (Харалдайн добоо), находящийся рядом с МТС.

Минахай искал в то время подходящее место для захоронения своих умерших сородичей, особенно для членов шаманского клана. В старину было принято похоронить последних либо на навесе, закреплённом между четырьмя деревьями, либо оставлять прямо на земле. Нередко для соблюдения этого древнего обычая трудно было найти подходящих для этого четыре дерева, растущих рядом друг с другом. В этом деле Минахаю повезло: он нашёл таковых для похорон шамана. А Ooлэд-хамниганы нашли только лишь три дерева. Но это было достаточно, по хамниганскому обычаю, для захоронения на них своего умершего шамана.

Кроме духов Хандит заарина и других шаманов, здесь обитали духи Ухэри (Yхэрэ) Тooбии («тooбии» переводится на русский язык, как «бабка», «бабушка», слово заимствовано из языка боханских бурят), Дорготын Yндэр, Талтын Yндэр и Зузаани Yндэр (слово «yндэр» – в переводе на русский язык обозначает «вершина» высокой горы). Умилостивление духа Зузаани Yндэр происходило по шаманскому обряду, а Талтын Yндэр – по буддийской религиозной системе.

Хандит заарин проклял род Уулад-хамниганов и поддержал род Минахая, сказав так:

«Уулад хамниганай yри таhалхаб,
Минахайе мянган жэлдэ hахихаб».
 
«Прерву потомство [рода] Уулад-хамниганов,
Сохраню [род] Минахая на тысячу лет».
Yхэриин-Тooбии

В рассказе Yхэриин-Тooбии о себе обнаруживается немало биографических сведений о ней, о её поступках и похождениях.

Баруун Жууhаа эхитээби,
Банчен-Богдоhоо зарлигтайби,
Даян-Дээрэхиhээ захяатайб,
Хушни руу гyйдэлтэйб,
Хyбсэгэл далайда буудалтайб,
Хитад руу гyйдэлтэйб.
Шара далайда буудалтайб.
Гал могой ташууртайб,
Галзуу шоно хyлэгтэйб,
Хyнэй мяхан хyнэhэтэйб.
Yргэн уhанай хойто талада,
Yндэр уулын yбэр талада нютагтайб.
Шара соохор олбогтойб,
Шаргал hайхан моритойб.
 
Моя прародина – Тибет.
[прибыла] по велению Банчен-Богдо,
По наказу Дан-Дээрэхи [ламаистское её имя Баршам-Бамбараа]
Проложила путь в Хушни.
(По пути к новому местожительству)
Организовала стоянку – обоо у Хубсэгэл-моря.
Совершала поездку в Китай,
Установила место временной стоянки у Жёлтого моря.
Обладаю кнутом подобно огненной змее.
Мой конь – бешеный волк.
Моя пища – человеческое мясо.
(Моя) родина (находится) на северной стороне широкой реки,
На северном склоне высокой горы.
Обладаю тюфяком жёлто-пятнистого цвета,
Красивой лошадью соловой масти.

Из её рассказа о себе выясняем, что она является выходцем из Тибета. Прибытие её заказано вторым духовным лицом Тибета Банчин-Богдо, прибыла сюда по его велению.

Даян-Дээрэхи

Свою роль в её поездке за пределы Тибета также сыграла шаманка Даян-Дээрэхи, известная представительница шаманского бон-по. От этой поездки Ухэри Тooбии зависело будущее путешествие шаманки Даян-Дээрэхи по путям, проложенным ею.

По пути следования в Забайкалье первую остановку она сделала в Монголии, где на её границе с Бурятией было сооружено обоо, посвящённое шаманке Даян-Дээрэхи. Оно устанавливалось в селе Утата и других сёлах юго-западной Бурятии, впоследствии ламаизированные.

Из содержания её рассказа о себе явствует, что у неё были склонности к каннибализму: её еда была человеческое мясо. Само её племя в переводе на бурятский язык обозначает «мертвец», «труп», а нередко – «оборотень». Возможно, она обитала на кладбище, поэтому её едой была человечина.

В её рассказе о себе описана новая родина Ухэри Тooбии, которая находилась на северной стороне широкой реки и на южном склоне высокой горы. Это описание её второй родины совпадает с местностями, где распложены нижние сёла Закамны по течению реки Джида. Особый цвет её тюфяка и необычная масть её лошади подчёркивали её волшебные и сверхъестественные качества, проявляемые ею там, где это требовало спасение сородичей от опасностей, встречаемых на их долгом и трудном пути миграции от их исконной родины до нового места обитания.

Этот факт, связанный с Ухэри Тooбии, подтверждает мнение о том, что в ХVI-ХVII веках в глубь Восточной Сибири продвигались тибетские племена и роды, проходя через Монголию и Тунку в Закамну. Один из таких родов возглавляла и Ухэри Тooбии, которая дошла вместе со своими сородичами до северо-восточного Китая, омываемого Жёлтым морем.

Некоторые из её сородичей остались в Закамне, в частности в Хамнее и Михайловке.

В Бургуе в настоящее время живут потомки Ухэри Тooбии. В 1966 году информатор Бодиев Бадма говорил о её потомках, живущих в Бургуе, в местности МТС (машинно-тракторная станция). Эта дочь Даше (Даши), имя её не зафиксировано в записях учёных, побывавших здесь в 1966-1967 годах из Бурятского института общественных наук Сибирского отделения академии наук СССР (БИОН СО АН СССР).

Даян-Дээрэхи

Даян-Дээрэхи, как общепризнанная шаманка в тибетско-монгольском мире, поручая Ухэри Тooбии объехать территорию Байкальского региона и Дальнего Востока, ставила задачу обратить внимание на район юго-западной Бурятии, удобный для заселения прибывших туда племён и родов из Тибета и Монголии. Впоследствии ламаизмом была создана ритуальная литература, посвящённая духу обоо Даян-Дээрэхи. Это – солчит (восхваление духа) и сэржэм (умилостивление его водочными и молочными напитками) Даян-Дээрэхи, которыми пользовались и пользуются во время жертвоприношения духу этого обоо.

Миграционный процесс, происходивший в регионах Центральной Азии сталкивал судьбы Даян-Дээрэхи и Ухэри тooбии, проживавших до военной смуты в Монголии и в Тибете. По предположению местных информаторов, шаманки Даян-Дээрэхи и Ухэриин Тooбии из Монголии ускорили военные действия между Галдан Бошигто и Абатай-Сайн хаганами.

Духи сыновей

По приезду в Хамней плодовитая шаманка Даян-Дээрэхи родила семерых сыновей. Это – Зэлтэриин Онгон Хайрахан, Ороосо Хайрахан Улаан-Залаа, Сээжын Хайрахан, Хайсагал, Бурин-хан, Тагали и Баян-Тогоото. Третий брат Сээжын Хайрахан обычно выезжал за пределы стойбища на трёх лошадях, запряжённых в колесницу. Эта особенность его поступка в повседневной жизни отличала Сээжын-Хайрахан от других его собратьев. Пятый её сын Бурин-хан был признан матерью старшим по духовному званию сыном, которому было сооружено обоо в Джидинском районе. А шестому её сыну Тагали сабдаку сооружено обоо в верховье Торы в Тункинском районе, а седьмому сыну Баян-Тогоото – в селе Иволга Иволгинского района.

Существует легенда о том, что во время поездки Сээжин-Хайрахана с Хайсагалом на свадьбу своих родственников, их верблюд, на котором они ехали, лёг на землю и стал издавать громкий, на весь округ звук, подобный крику человека. На его крик пришли враги и убили Сээжин-Хайрахана, дух которого мгновенно превратился в эжена (в хозяина) горы Хайсагал. Проклиная верблюда, он произнёс:

«Пусть (отныне никогда) не переходит верблюд
Через перевал горного хребта Хайсагал.
Пусть не переходит (горный) хребет (Хайсагал)
Беременная женщина».
«Хайсагал голой даваагаар
Ботогон тэмээн бy даваг.
Боод hамган даваа бyдаваг».

Позже Уулад-хамниганами, Минахаем, Ухином и их соплеменниками было сооружено обоо, посвящённое не только шаманке Даян-Дээрэхи, но и духам её сыновей. Так, Минахай и Ухин, подыскав высокую гору, воздвигли обоо, известное в народе, как Даян-Дэрэхи. Ему дали имя матери семерых сыновей. А на самом деле, оно было посвящено духу её сына Баян-Ороосо-Хайрахан Улаа-Залаа. Ими была воспета их новая родина Хамней и прославлен эжен (хозяин) этого обоо Баян-Ороосо-Хайрахан Улаан-Залаа в данном четверостишии так:


Комментарии
Гость
14.01.2017, 21:50

Где продолжение?

Гость
01.04.2017, 12:16

Продолжение где?

Гость
22.05.2018, 10:21

здравствуйте можно дальше продолжение? мне именно нужна информация про 7 сыновей. Спасибо.

Гость
27.08.2018, 14:46

Добрый день! Знаю потомков Зандан баатора, сына Баянаа. Являюсь сама одним из них. Есть у меня часть родословной, хотелось бы иметь полностью. Если у кого есть прошу откликнуться.
Дарима

Оставить комментарий