Главная Я расскажу о любимой Бурятии Жизнь никогда не стоит на месте
02.04.2013
Просмотров: 1570, комментариев: 0

Жизнь никогда не стоит на месте



Мне 85 лет. За плечами большой жизненный, а главное, трудовой опыт. В связи с празднованием 90-летия Республики Бурятия со страниц нашей газеты хочу поделиться с читателями своими воспоминаниями. Ведь память бесценна. Мы должны помнить, а вы должны знать!

В Закаменский район мои родители Прокопий Васильевич и Матрена Петровна Тюткины приехали на заработки из деревни Торей Джидинского района. Отец и сестра Наталья работали, мама вела хозяйство. В то время на руднике не хватало рабочей силы. Люди по вербовке со всей России приезжали сюда работать. Жили рабочие в бараках, которые до сих пор есть в нашем городе по улице Конституции.

Я, тогда будучи маленькой девочкой Ульяной Тюткиной, пошла учиться в первый класс «Г». Учителем у нас был мужчина – Николай Зиновьевич Корытов. Мы учились в деревянной школе № 3. Люди приезжали с семьями, для детей не хватало классов, за одной партой сидели по три человека. Одноклассников своих я вижу редко. Особенно теплые воспоминания связаны с Петром Климовым и Романом Голубевым.

Только люди стали понемногу осваи ваться, как судьба преподнесла новый урок, началась самая жестокая война. Мы, дети, еще недопонимали, что такое война. Мужчины уходили на фронт. В деревнях и селах оставались старики и женщины. Время шло в тревожном ожидании. Начали приходить похоронки. Слёзы лились рекой. А со стадиона все уезжали и уезжали машины-полуторки с деревянными бортами, полные мужчин. Жить становилось всё труднее и труднее. Продуктов не хватало, ввели карточную систему. Мы тогда-то и поняли, что такое война.

Джидинский вольфрамо-молибденовый комбинат продолжал свою работу, на руд- нике трудились заключенные и женщины, а на ответственных людей распространялась бронь. Фронту нужен был наш вольфрам!

Мы сидели за партами, и от голода у нас часто кружилась голова. Учителя выводили нас на крыльцо, немного постоим, и в класс. Помню, потом в школе стали понемногу давать гречневую кашу и булочку весом 50 грамм. От голода у многих из нас появлялись вши, а мыла не было. Приходилось настаивать древесную золу, в ней мыть голову и стирать одежду. Педагогам нашим тоже было нелегко.

Учителя часто пересказывали нам сводки с фронта. Мы знали, как фашисты захватывали один город за другим, как угоняли наших людей в концлагеря, пытали, вешали, сжигали. От этих сведений на душе становилось жутко. А война все не заканчивалась. Женщины, старики, подростки работали на полях, заводах. Нужно было снабжать фронт и кормить детей. В летнее время нам природа помогала, мы питались черемшой, ягодой, грибами, орехами. Всего тогда было много, всем хватало, и пожаров в лесах не было, никто не поджигал. Если и случалось, то от грозы, но в лесу всегда были люди, если что, зальют.

Все жители нашего города видели Спортивную гору – это война ее такой сделала. В военное время здесь разрешили посадку картофеля, разделили землю по соткам. У кого какая семья: трое человек – три сотки, двое – две. В итоге люди нарушили почву, с тех пор гора эта вот такая.

Закончилась война, пришла большая радость, в слезах женщины целовали землю. У нас в стране много осталось вдов и сирот. Фронтовики стали возвращаться на родину, многие из них были ранены. После войны жизнь тоже была тяжелой, позднее отменили карточную систему. В конце сороковых годов я пошла работать. Не закончив семи классов, устроилась на узкоколейную железную дорогу (УКЖ) стрелочником. С успехом прошла обучение и стажировку. Эта работа очень ответственная, требует бдительности и дисциплинированности. Стрелочнику нельзя ошибаться. Вся железнодорожная техника находилась на обогатительной фабрике. Начальником был Дмитрий Иванович Сизов. Всем движением руководили диспетчеры: Степан Степкин, Сергей Лысковцев, Владимир Шеф и Леонов, имени его не помню. Паровоз с вагонами шел с фабрики до станции «Седло», здесь была разменовка: груженый состав с рудой отправлялся на фабрику, порожняк – на Инкур. По дороге двигались два рейсовых и два маневренных паровоза. Здесь-то я и работала. Принимала порожняк и отправляла груженый состав. Вся работа была согласована с диспетчером. Когда производились маневры, я передавала сообщения машинисту с помощью флажков и свистка. Иногда подменяла диспетчеров. Меня даже от комбината отправляли учиться, но личные жизненные обстоятельства мне не позволили уехать, сыну было всего месяц от роду. Как-то раз на машине директор комбината наблюдал за работой людей. И за мной тоже, а я не заметила. А потом недели через две вызвал меня к себе Я.В. Тимошенко и вручил премию в размере 250 рублей.

Люди, с которыми мне пришлось работать – это люди с большой буквы: Корсун, Артышевский, Голик, Шупыра, Пелко, Чи- стов, Ионов, Яткаркин, Мардоленов, Чевечалов, Богатырев, Скобцов и братья Потаповы. Никогда, за все время работы, а это 11 лет, я не слышала от них даже плохих слов не то, что мат. Ни разу никто из них не явился на работу пьяным или с похмелья. Об этом даже мысли не было. Люди тогда друг друга уважали, понимали. Светлая им память. Был случай – произошла авария на дороге, у паровоза отказали тормоза, погиб машинист Сергей Горбовский. Всю ночь, с факелами, мы ликвидировали последствия аварии под руководством первого послевоенного директора комбината Якова Ванифан- тьевича Тимошенко.

Вот так и работали, выполняли план. После смены молодежи было куда пойти, вечером в парке играл духовой оркестр, проходили танцы, часто приезжали в наш городок разные артисты. Да, это была жизнь. В те времена парк был массовым культурным местом, здесь проходили концерты, показывали кинофильмы. Стояли памятники людям, которых мы почитали. Не было пьяных и дебоширов. Сегодня же можно наблюдать другую картину: памятники, пока они стояли, постоянно мазали грязью, сейчас их вообще нет. Историю, какая бы она не была, нужно помнить!

После войны у меня родился старший сын. Моя единственная сестра тяжело заболела и умерла, муж ее погиб на фронте. А мне нужно было поднимать своего сына и двоих осиротевших племянников, Николая и Дмитрия. Тяжело было, не скрою, помогал мне только мой престарелый отец. Всех смогла я поднять на ноги – и племянников, и сыновей Александра и Владимира. Сейчас у меня пятеро внуков и четверо правнуков. Жаль только, что они где учились, там и жить остались.

На комбинате тогда уже строилась подвесная дорога. 9 апреля 1959 года узкоколейная железная дорога прекратила свою работу. Канатная дорога надежно заменила узкоколейку и позволила вдвое сократить численность обслуживающего персонала на транспортировке руды. Коллектив был у нас большой, около двухсот человек, точно не помню. Все мужчины смогли найти себе другую работу: кто на фабрику, кто на рудник, кто-то вообще уехал. А я была в шоке, так любила свою работу, за это время коллектив стал родным. Долго ещё не могла я найти работу по душе, кое-где временно работала, но всё это было не моё.

Встретив однажды Владимира Ивановича Суппеса, он тоже в своё время на узкоколейке работал, спросила его: «Возьмешь на работу?». Он ответил: «Тяжелая работа». «Работы не боюсь!», – сказала я. И стала кочегаром ПСХ – паросилового хозяйства. Котельная стояла в центре, работали в основном женщины. Котлы были водогрейные, работали на угле. Коллектив был слаженным. Талантливый руководитель В.И Суппес умел найти подход к любому человеку. Прошло какое-то время, котельную остановили, перешли на центральную. Там тоже работали на угле. Уголь был плохого качества, давал мало калорий. Затем стали работать на мазуте. 19 лет я отработала в котельной и в 1979 году ушла на пенсию. Бережно храню благодарности, почетные грамоты, знаки отличия, медали «За трудовую доблесть», «Ветеран труда» и «За доблестный труд. В ознаменование 100-летия со дня рождения В.И. Ленина».

Настали перестроечные времена, распад СССР. Люди еще не понимали, в том числе и я, что случилось. Когда все цеха комбината, рудник – все остановилось, жизнь пошла не из легких. Зарплату стали задерживать, пенсию по три месяца не давали. Мне пришлось идти работать сторожем в охрану, нужно было помогать поднимать маленьких внучат.

Так уж живем мы всю жизнь: то войны, то перевороты, то революции. Давайте, не будем руки опускать. Ведь жизнь никогда не стоит на месте и, преподнося новые испытания и проверяя нас на прочность, заставляет нас двигаться вперед, развиваться.

У. БУДУНОВА, пенсионер
г. Закаменск


Комментарии